Xreferat.ru » Рефераты по экономике » Сущность и содержание командно-административной экономики

Сущность и содержание командно-административной экономики

Размещено на /


"СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ КОМАНДНО-АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЭКОНОМИКИ"


Омск-2011

Введение


Дискуссия о роли государства в экономике имеет длительную историю. До нынешнего века господствовало мнение, что государство должно как можно меньше «править» экономикой. Правда, ему все же отводилась некоторая роль то «ночного сторожа» капитализма, то «попечителя общественного интереса». Но лишь в нашем столетии государство стало необходимой частью самой хозяйственной системы.

Еще в XVIII столетии А. Смит определил следующие основные функции правительства: обеспечение национальной обороны; отправление правосудия; организация общественных работ, невыгодных для частного предпринимательства, но необходимых гражданам; образование юношества; сбор налогов для оплаты нужд государства. Эти функции и сегодня никто не оспаривает. Но появляются и новые функции, во многом связанные с тем, что наш век принес такие сложные и масштабные проблемы, с которыми по силам справиться лишь государству, способному объединить усилия всех граждан.

Как быть с усиливающимся загрязнением окружающей среды, массовой безработицей, экономическими кризисами? Борьбу с этими «экономическими видами зла» и возлагают все чаще на государство.

В странах Западной Европы и США до конца прошлого века государство почти не вмешивалось в экономические процессы. Однако со временем свободная конкуренция привела к появлению крупных фирм, которые начали контролировать целые отрасли (такие фирмы называются монополиями) и навязывать рынку высокие, выгодные им цены. Появлялись потребность в защите экономических интересов предпринимателей и потребителей. Свободная конкуренция привела к крайностям – богатству и бедности. Государство стремилось сгладить экономическое неравенство между людьми. Углубляющиеся проблемы окружающей среды также неизбежно требовали вмешательства государства, устанавливающего правила природопользования для промышленных фирм и наказания за нарушение этих правил.

Эти и другие причины привели к тому, что сегодня государство в странах с рыночной экономикой выполняет гораздо больше функций, чем называл А. Смит.

Спор экономистов о степени вмешательства государства в рыночные отношения продолжается до сих пор. Одни утверждают, что государство должно отчасти само решать проблему рационального распределения ресурсов. Другие считают, что функции государства должны сводиться к поддержанию правил «рыночной игры», например, ограничивать власть фирм-диктаторов (монополистов) на рынке. По мнению третьих, государство должно играть главенствующую роль. Суть этого учения сводится к тому, что все ресурсы являются общественной формой собственности в ее государственном выражении и распределяются из единого центра и государство обязывает граждан и предприятия действовать в соответствии с общим планом, устанавливаемым центральным плановым органом. Такую форму организации общественного хозяйства назвали командно-административной системой. [1]

В общем, командно-административную систему можно определить как особую форму организации экономической деятельности, опирающуюся на абсолютное господство государства в экономике, принудительное планирование и уравнительное внеэкономическое распределение материальных благ. [4 С. 679]

Идеи, изложенные в этой теории, нашли отдельных последователей среди известных отечественных и западных экономистов. И хотя эта теория подвергалась и подвергается сейчас самой суровой критике, все же, она позволяет решать сложные проблемы, возникающие при других формах организации общественного хозяйства. Поэтому, я считаю, что данный тип экономической системы требует детального рассмотрения.

Объектом исследования данной работы является командно-административная экономика в целом, а предметом ее исследования – особенности развития и противоречия этой экономической системы. Целью курсовой работы является всестороннее изучение командно-административной системы, в ходе которого следует дать краткую характеристику этой системы, выявить ее достоинства и недостатки, особенности развития, противоречия и возможность практического использования. Все это я попытаюсь определить методом научного исследования, используя при этом различные литературные источники. Так как командно-административная экономика является одним из базовых понятий экономической теории, то, я считаю, целесообразно использовать различные учебные пособия, зарекомендовавшие себя в системе образования, а также другие источники, которые помогают наиболее полно раскрыть изучаемую экономическую систему.

командный административный экономика базовый


1. Командно-административная экономика


Командно-административная экономика была основана на социалистической доктрине. И как бы мы не относились к идее социализма, научная объективность заставляет нас признать, что она входит в число нескольких фундаментальных социально-экономических идей.

Притягательность социализма как теории и практики обусловлена тем, что он берется решить две проблемы, испокон веков волновавшие человечество.

Во-первых, это искоренение неравенства. Нет нужды доказывать, какая пропасть между богатством и нищетой существовала на протяжении всей истории. (Отметим, что социалисты стремились обеспечить главным образом материальное равенство, отодвигая на задний план равенство людей перед законом, в политических правах и т.п. Здесь проходит водораздел между социализмом и его антиподом – либерализмом). В зависимости от культурных и исторических особенностей разных стран и эпох сторонники социалистической доктрины понимали по-разному – от полного единообразия в нищете, характерного для восточноазиатского варианта социализма, до признания европейскими социал-демократами правомерности существенных различий в благосостоянии, вызванных трудом и даже предпринимательской деятельностью людей. Социализм не нашел ответа и на вопрос о том, как совместить равенство с природными различиями между людьми.

Во-вторых, это сознательное регулирование жизни общества и каждого человека в отдельности со стороны неких верховных органов общества. Многие явления человеческой жизни и формы поведения, например, войны, насилие, бедность, вызывающая роскошь и бесцельная трата материальных богатств, порождали у многих людей представление о том, что избавить человечество от этого может только руководимое «сверху» коллективное устройство жизни. Сторонники считают, что рациональное, научное управление экономикой и другими сферами жизни способно решить вечные проблемы человеческого бытия и сделать человека счастливым. Камнем преткновения, однако, был и остается вопрос о том, как сформировать верховные органы общества, какими принципами они должны руководствоваться в управлении и может ли общество их контролировать.

Из стремления обеспечить равенство и рациональное, научное общество вытекает присущее большинству школ и течений социализма отрицание частной собственности и политической демократии. [4 С. 674–675]


1.1 Историческое развитие социалистической идеи


На протяжении человеческой истории можно насчитать немного идей, к которым люди разных стран и эпох обращались бы столь упорно, как к идее социализма. Корни этой идеи уходят далеко в древность. Но главными идейными предтечами социализма принято считать двух знаменитых ученых позднего Средневековья – английского философа и государственного деятеля Т. Мора и итальянского философа, доминиканского монаха Т. Кампанеллу, которые были авторами социальных утопий о гармоничных и счастливых обществах, не знающих частной собственности. В XVIII – начале XIX вв. понятия «социализм» и «коммунизм» вошли в научный обиход и общественный лексикон. Среди наиболее известных авторов того периода – французские философы А. Сен-Симон и Ш. Фурье и английский общественный деятель Р. Оуэн. Их творчество справедливо называют «утопическим социализмом», поскольку оно было оторвано от реальной общественной практики своего времени и представляло собой скорее философские мечтания, чем научное учение. [13 С. 474–476]

Превращению социализма в активное и бурно растущее направление философской и политической мысли способствовало становление европейской социал-демократии и научное творчество ряда выпадающих ученых и деятелей середины – второй половины XIX в. Наиболее крупный вклад внес К. Маркс, автор «Манифеста Коммунистической партии» (1848 г., совместно с Ф. Энгельсом), «Капитала» и многих других работ. Они разработали грандиозное философско-политическое и экономическое учение, в котором стремились доказать неизбежность прихода всего человечества к социализму через пролетарскую революцию. Маркс попытался обосновать исторически преходящий характер частной собственности и необходимость вступления всего человечества в эру коммунизма через мировую революцию. Позднее В.И. Ленин развил и практически применил в России идеи Маркса о революционном, насильственном уничтожении старого строя и переходе к бесклассовому социалистическому обществу.

Во второй половине XIX – начале XX в. социалистическое движение стало наиболее динамично развивающейся идейной и политической доктриной в Западной Европе, России, США и многих других стран. Наряду с марксизмом в нем существовало немало школ и течений. Их объединяли протест против неравенства и нищеты, коллективизм и недоверие к частной собственности. Часть социалистических ученых и практиков исповедовала насильственный, революционный переход к новому обществу, другая часть придерживалась позиций постепенного, эволюционного реформизма.

Универсальное распространение социалистической доктрины именно в XIX–XX вв. имеет глубокие корни. Во-первых, социализм явился реакцией на угнетение, нищету и бесправие большей части населения, которые сопровождали становление современного промышленного общества. Например, из классической русской и западноевропейской литературы мы все хорошо знаем, какие бедствия переживали простые люди в ту эпоху. Помимо угнетения населения в западных странах, капитализм нес еще более жесткое порабощение жителям колониальных государств. Во-вторых, начиная примерно с середины XIX в. и вплоть до последних десятилетий развитые страны благодаря невиданному в мировой истории взлету научного знания переживали духовный феномен безграничной веры в человеческий разум и в способность человека преобразовывать жизнь на научных и рациональных началах.

Чтобы закончить с этой темой, следует отметить еще одно обстоятельство, имеющее отношение не столько к предпосылкам возникновения социалистической идеи, сколько к предпосылкам ее реализации в форме тоталитарного государственного социализма. Это появление, впервые в мировой истории, технических возможностей планирования жизни общества и поведение каждого центра, а также контроля за обществом и каждым членом общества. Такие возможности предоставили современные средства связи и транспорта. [4 С. 676]


1.2 Характеристика командно-административной системы


Командно-административную систему характеризует общественная собственность на все материальные ресурсы и коллективное принятие экономических решений посредством централизованного общественного планирования. Все крупные решения, касающиеся объема используемых ресурсов, структуры и распределения продукции, организации производства, принимаются центральным плановым органом. Фактически для командной экономики характерен натуральный тип производства. В сельском хозяйстве крестьянство закрепляется за определенным хозяйством, весь прибавочный продукт и часть необходимого продукта изымается государством. Предприятия являются собственностью государства и осуществляют производство на основе государственных директив. Иными словами, производственные планы устанавливаются плановым органом для каждого предприятия, причем план конкретизирует количество ресурсов, которые должно быть выделено каждому предприятию, чтобы оно могло выполнять свои производственные задания. Рабочие закреплены за профессиями и даже, быть может, распределяются согласно плану по географическим районам. Соотношение в национальном продукте средств производства и средств потребления устанавливается централизованно, таким же образом осуществляется распределение потребительских товаров среди населения. Связь между производителями и потребителями устанавливается опосредованно – через те же государственные органы, поэтому интересы и потребности потребителей не оказывают прямого влияния на производство товаров и услуг. Средства производства распределяются между отраслями на основе долговременных приоритетов, устанавливаемых центральным плановым органом. [5]

Таким образом, командно-административная экономика (плановая экономика, коммунизм) – это такая форма общественного хозяйства, когда в условиях развитого общественного разделения труда, специализации производителя, многообразия общественных структур осуществляется сознательное жесткое регулирование развития экономики как органического целого из единого центра. [15]

Выделяют две основные модели данной формы общественного хозяйства: планово-директивную и планово-нормативную.

Обе эти модели общественного хозяйства представляют собой сознательно жестко регулируемую экономику на основе директивного плана или плановых нормативов. При этом самодеятельность предприятий игнорируется в той или иной степени, а оценка их деятельности осуществляется на основе выполнения планов или нормативов.

Как и любая система, командно-административная экономика обладает как определенными достоинствами, так и недостатками. К достоинствам данной системы можно отнести ее стабильность, устойчивость, возможность регулировать все фазы производства, решать социальные проблемы. К недостаткам – отсутствие стимулов производства, предпринимательского интереса, негибкость, бюрократизацию, дефицит многих товаров. [6]


2. Особенности развития командно-административной экономики


Как и любая другая экономическая система командно-административная экономика имеет свой, свойственный только ей, путь развития. Существуют ситуации, при которых меры жесткого государственного административного регулирования являются единственно правильным способом разрешением проблем. К таким ситуациям относятся экономические кризисы, фрикционная безработица, чрезвычайные ситуации (стихийные бедствия, война и т.д.). Есть целые сферы общественной жизни, в которых не сдерживаемая государством свобода собственника грозит обществу безвозвратными потерями или непоправимыми тяжкими последствиями. Сферы эти – окружающая среда, культура, просвещение, образование, здравоохранение, здоровые условия быта населения, социальное обеспечение, сохранение памятников истории.

Наиболее длительное, всеобъемлющее и интенсивное задействование административных средств наблюдается во время войн, непосредственной подготовки к ним и наступающего после них периодов восстановления разрушенного народного хозяйства, обычно с одновременным выходом из политического и социально-экономического кризиса.

В данных ситуациях даже самые традиционно «рыночные» и демократические страны прибегают к подобным мерам. Этому существует множество примеров. Например, во Франции после прихода к власти де Голля, в Испании после победы Франко. Еще чаще они используются в развивающихся странах, где экономические средства регулирования из-за неразвитости рыночных отношений и гипертрофированной многоукладности экономики оказываются недостаточно эффективными для достижения ставящихся государством целей.

Классическими примерами широкого и эффективного использования административных инструментов для перестройки существующей общественно-экономической системы могут служить: реформы в западной Германии, проведенные западными оккупационными властями и правительством Аденауэра-Эрхарда; коренное преобразование экономической и политической системы в Японии, Испании, Греции. [11] Подобные меры характерны для командно-административной системы.

Теоретическое и практическое развитие плановой экономики имеет множество различий.


2.1 Развитие командно-административной экономики (по теории К. Маркса)


Марксизм возник как одна из идеологий рабочего класса. Это была первая в истории человечества не иллюзорная, а адекватная, научная идеология. Конечно, сами К. Маркс и Ф. Энгельс были не лишены иллюзий. К числу их относится убеждение, что капитализм уже изжил себя, что он стоит на краю гибели. Эта иллюзия сказалась и на научном, в целом, экономическом учении К. Маркса. Но особенно она проявила себя во взглядах основоположников марксизма на социалистическую революцию и социализм. Свободной от иллюзий оказалась лишь философия марксизма, включая материалистическое понимание истории. Это связано с тем, что философия марксизма не стремилось нарисовать сколько-нибудь полную картину действительности. Она представляла собой, прежде всего метод ее познания, осмысления. [7]

Карл Маркс разработал классификацию экономических систем, построенную на формационном подходе.

В соответствии сданным подходом экономические системы принимают образ пяти способов производства: первобытнообщинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, коммунистический. [2]

В марксистском видении коммунистическая общественно-экономическая формация является «конечной» станцией, до которой доходит «поезд» человечества.

Коммунистическая формация включает в себя целый ряд способов производства и состоит из двух фаз, низшей из которых является социализм. Эпоха социализма должна перерасти, согласно мысли Маркса, в эпоху «положительного гуманизма».

Вот как описывает Маркс ту историческую драму, в которой капитализм, уничтожая феодализм, сам в свою очередь станет последней формой человеческого общежития, поскольку с «неизбежностью» будет заменен новой, бесклассовой коммунистической общественно-экономической формацией:

«Итак, к чему сводится первоначальное накопление капитала, т.е. его исторический генезис? Поскольку оно не представляет собой непосредственного превращения рабов и крепостных в наемных рабочих и, следовательно, простой смены формы, оно означает экспроприацию непосредственных производителей, т.е. разложение частной собственности, покоящейся на собственном труде…

Уничтожение [этого способа производства], превращение индивидуальных и распыленных средств производства в общественно концентрированные, следовательно, превращение карликовой собственности многих в гигантскую собственность немногих, экспроприация у широких народных масс земли, жизненных средств, орудий труда, – эта ужасная и трудная экспроприация народной массы образует пролог истории капитала… Экспроприация непосредственных производителей производится с самым беспощадным вандализмом и под давлением самых подлых, самых грязных, самых мелочных и самых бешеных страстей. Частная собственность, добытая трудом собственника, основанная, так сказать, на срастании отдельного независимого работника с его орудиями и средствами труда, вытесняется капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы.

Когда этот процесс превращения достаточно разложил старое общество вглубь и вширь, когда рабочие уже превращены в пролетариев, а условия их труда – в капитал, когда капиталистический способ производства становиться на собственные ноги, тогда дальнейшее обобществление труда, дальнейшее превращение земли и других средств производства в общественно эксплуатируемые и, следовательно, общие средства производства и связанная с этим дальнейшая экспроприация частных собственников приобретает новую форму. Теперь экспроприации подлежит уже не рабочий, сам ведущий самостоятельное хозяйство, а капиталист, эксплуатирующий многих рабочих.

Эта экспроприация совершается игрой имманентных законов самого капиталистического производства, путем централизации капитала. Один капиталист побивает многих капиталистов. Рука об руку с этой централизацией, или экспроприацией многих капиталистов немногими развивается кооперативная форма процесса труда во все более и более широких, крупных размерах, развивается сознательное техническое применение науки, планомерная эксплуатация земли, превращение средств труда в такие средства труда, которые допускают лишь коллективное употребление, экономизирование всех средств производства путем употребления их как средств производства комбинированного общественного труда, вплетение всех народов в сеть всемирного рынка, а вместе с тем интернациональный характер капиталистического режима… Монополия капитала становиться оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют».

Согласно марксизму, будущее коммунистическое общество в его более высокой стадии не будет знать общественного разделения труда (делающего человека рабом своей профессии), что даст возможность каждому члену общества полностью проявлять свои способности в процессе свободного труда, государства и его органов (поскольку общество будет самоуправляться коллективными производителями): ограниченности экономических ресурсов (что дает возможность каждому члену общества получать от него по потребностям). Мерилом богатства коммунистического общества будет не рабочее, а «свободное время» его членов. [9]


2.2 Развитие командно-административной экономики в СССР


На практике марксистская теория претерпела ряд изменений. Применяясь в той или иной стране, она приобретала различные оттенки. Одним из ярких примеров функционирования командно-административной системы хозяйствования может служить советская экономика.

Всевластие государства в экономике и других сферах жизни и управление исключительно с помощью бюрократических методов позволяют определить советскую систему как командно-административную и тоталитарную.

Советская экономическая система была грандиозным историческим явлением. Но если попытаться кратко определить сущность этой системы, то она сводится к тотальному огосударствлению экономики. Этот, первый, принцип социалистической экономики позволяет реализовать второй принцип – централизованное государственное планирование народного хозяйства.

Это означает, что только государство было собственником производственных ресурсов и только государство могло принимать экономические решения. Вся экономическая жизнь подчинялась административным распоряжениям органам власти. На протяжении советской истории государство стремилось наладить всеобъемлющий и всепроникающий контроль над экономикой, и отступления от этой тенденции возникали только тогда, когда пороки сверхбюрократизации начинали подтачивать устойчивость самой власти. В этой системе не было место человеку как самостоятельно максимизирующему экономическому субъекту; работники были полностью отчуждены от владения и управления средствами производства. [4 С. 677]

Советский государственный социализм не признавал частной собственности, рынка и рыночного саморегулирования. С рыночной организацией экономической деятельности советские идеологи связывали только эксплуатацию, кризисы и «загнивание капитализма». Однако самое жестокое угнетение человека было уделом именно светской системы, в которой материальные и социальные блага перераспределялись с помощью внеэкономических методов в пользу партийно-бюрократической верхушки – «номенклатуры». [3]

Принцип планирования занимал в советской идеологии особенно «почетное» место, поскольку объявлялся инструментом бескризисного, сбалансированного и динамичного развития экономики, способного обеспечить историческую победу социализма над капитализмом. Нетрудно увидеть, что принцип планирования был практическим воплощением социалистической идеи об управлении экономикой из единого центра.

Государственный план представлял собой совокупность обязательных к исполнению распоряжений органов государственного управления, адресованных конкретным предприятиям и организациям народного хозяйства и регламентировавших ассортимент и объем производства, цены и другие аспекты их хозяйственной деятельности.

Главным плановым документом был пятилетний план, содержащий перечень заданий по производству и продаже продукции в отраслевом и региональном разрезах. Все принятые экономические решения носили обязательный характер для исполнителя. Составляя этот документ, государство исходило не столько из объективных экономических потребностей и критериев, сколько из политических и социально-экономических задач, поставленных высшим руководством. Опираясь на пятилетний план, органы экономического управления разрабатывали задания для всех иерархических уровней вплоть до отдельного предприятия.

Это определяло принципиальную особенность экономической деятельности в рамках советской системы: лица, принимавшие решения, были обязаны руководствоваться государственными плановыми заданиями, а не экономическими соображениями максимизации прибыли. Цены на сырье и готовую продукцию, оплата труда работникам, условия сбыта и все прочие экономические критерии, как правило, не оказывали влияния на решения директоров предприятий и других хозяйственных руководителей. Их главная задача состояла в выполнении плана. [8]

Условно в экономической истории СССР можно выделить четыре этапа.

На первом этапе (1918–1921 гг.) была предпринята попытка непосредственно воплотить в жизнь марксистскую доктрину. Экономическая политика, позднее получившая название «военного коммунизма», была направлена на немедленную и принудительную ликвидацию частной собственности и «товарно-денежных» отношений (так в марксистской теории обычно называли рыночные отношения, инструменты и механизмы – деньги, цены, кредит и т.д.). На их место приходили отношения натурального обмена между предприятиями и бесплатное предоставление многих товаров и услуг населению (продуктовые пайки, бесплатный проезд в городском транспорте и т.д.). Большинство банков и других финансовых учреждений были закрыты. Произведена стремительная национализация примерно двух третей промышленных предприятия, включая все крупные и средние, государство перешло к прямому, внеэкономическому управлению производством. Сельская продукция насильственно изымались у крестьян, получавших в обмен низкокачественные промышленные товары из города. Частная хозяйственная деятельность была запрещена; особенно жестоко карался обмен товаров с целью спекуляции.

Любопытно, что организационная база «военного коммунизма» была заложена еще в период первой мировой войны, когда царское правительство с целью мобилизации ресурсов для ведения военных действий ввело административное регулирование производства металла, вооружения, обмундирования и продовольствия, а также снабжение армии частными компаниями. В административном порядке устанавливались цены сначала на поставки для армии, а потом и на основные потребительские товары повседневного спроса. Эту практику продолжило Временное правительство, учредив при этом центральные государственные органы управления народным хозяйством.

Конечно, это административное регулирование нельзя сравнивать с государственным планированием советской эпохи ни по масштабу, ни по принудительной силе. Тем не менее наличие механизмов государственного административного управления стало основой для идеи В.И. Ленина о том, что в России созрели все организационные предпосылки для социализма – достаточно лишь свергнуть власть капиталистов и заставить государственную машину работать на дело социализма. [13 С. 480]

«Военный коммунизм» в сочетании с Гражданской войной обернулся экономической катастрофой, которая поставила под угрозу Советскую власть. В этих условиях по инициативе В.И. Ленина в 1921 году была провозглашена «новая экономическая политика» (НЭП) – контролируемое и ограниченное использование рыночных отношений для оживления экономики России, что стало началом второго этапа в развитии советской экономики.

Вводя НЭП, советское руководство не отказывалось от ортодоксально-марксистских представлений, но откладывало реализацию социалистических принципов до того времени, когда будет достигнута определенная стабилизация экономики. Поэтому были разрешены торговля, мелкое и среднее частное производство, наем работников, рыночное ценообразование, биржи, банки, иностранные концессии и другие механизмы и институты рынка. При этом государство сохраняло за собой «командные высоты», то есть полный контроль за тяжелой промышленностью. [5 С. 681] НЭП действительно способствовал оживлению экономики – восстановлению промышленности, которая во второй половине 20-х годов достигла уровня 1913 г., развитию торговли и сельского хозяйства, некоторому повышению жизненного уровня населения. Замечательной заслугой ряда руководителей народного хозяйства была стабилизация финансов в середине 20-х годов, заложившая хороший фундамент для дальнейшего подъема экономики. (Министру финансов периода НЭПа Г. Сокольникову принадлежит известное высказывание: «Эмиссия – опиум для народного хозяйства».) Денежная реформа создала надежную валюту – червонец, причем благодаря массированному экспорту сырья и завоеванию Россией прочных позиций в мировой торговле червонец признавался за рубежом наряду с ведущими мировыми валютами.

После смерти Ленина его приемники стали постепенно сворачивать НЭП, стремясь обеспечить максимально высокие темпы развития за счет принудительных методов хозяйствования. [13 С. 481]

Связи с этим в советских условиях 20-х годов возникали «плановые споры», которые в своей сути сводились к вопросу о роли экономического планирования в процессе индустриализации страны.

В целом превалировали две точки зрения, определяемые двумя диаметрально противоположными философскими установками. Каждая философская позиция, в свою очередь, исходила из отношения спорящей стороны к дальнейшей судьбе НЭПа.

Одна из сторон получила название «генетиков». К ним относились такие экономисты, как В. Базаров, В. Громан и Н. Кондратьев. В философском плане «генетики» придерживались позиции следования событиям, изменяя их путем приноравливания, приспособления к ним в соответствии с природой.

Ибо «генетики» были сторонниками продолжения существования НЭПа, тем самым объективно защищая дальнейшее развития элементов авторитарно смешанного капитализма в стране. Поэтому «генетики» считали, что экономическое планирование должно быть индикативным, подчиненным рыночным силам, следующим за ними, лишь частично их корректирующим. С точки зрения «генетиков», такая политика (продолжение НЭПа) была тактикой короткого периода для достижения стратегической цели долгосрочного периода (социализма и коммунизма). Естественно, что политически «генетики» поддерживали правое крыло в большевистской партии.

Другая спорящая сторона называлась «телеологами». К этой группе принадлежали такие экономисты, как С. Струмилин, Г. Пятаков, В. Куйбышев и П. Фельдман. Философским кредо «телеологов» было навязывание своей воли событиям, творя, создавая будущее, заставляя обстоятельства подчиняться им, тем самым объективно создавая условия для реализации тенденции развития элементов тотального государственного капитализма в стране.

В результате «телеологи» полагали, что экономическое планирование должно было быть директивным, подчиняющим себе рыночные силы, ведущим их за собой. С точки зрения «телеологов», такая политика (уничтожение НЭПа) была более прямой тактической дорогой для достижения стратегической цели долгосрочного периода (социализма и коммунизма). Поэтому политически «телеологи» поддерживали центристское направление и левую фракцию в большевистской партии.

«Телеологи» выиграли в «плановом» споре, поскольку, как и в дебатах по поводу судьбы НЭПа, они выражали в первую очередь мнение победоносного центристского течения среди большевистского государства. [6]

Третий период развития советской экономики – период сталинской диктатуры, приходится на конец 20-х – 1953 г. Сталинская экономическая система в наиболее полном виде воплотила в себе сущностные черты социализма – тотальное господство государства в экономике и стремление к всеобъемлющему планированию всей хозяйственной деятельности. В этот период хозяйственная жизнь подчинялась исключительно плановым заданиям, которые исходили не из экономически обоснованных целей и пропорций, а из необходимости решения политически обусловленных задач. Главной из них являлось создание сильной армии [13 С. 480]. Поэтому в сталинский период основой советской экономики стала мощная военная промышленность. Сельское хозяйство подверглось принудительной коллективизации, т.е. фактически огосударствлению и превращению в часть командно-административной экономики [4 С. 678].

Рыночные отношения, естественно, не находили места в сталинской системе. В частности, деньги не выполняли тех функций, которые им присущи в рыночной экономике. Исключения составляли только оплата труда и сфера потребительского обращения – покупка населением товаров и услуг, но и здесь способность денег выступать в качестве средства обращения была ограниченной из-за отсутствия многих товаров в торговле и широкого распространения разнообразных форм внерыночного распределения товаров (пайки, спецмагазины и т.д.). В остальных же сферах экономики деньги и связанные с ними финансово-ценовые инструменты (цены, кредит, капиталовложения и т.д.) играли исключительно контрольно-учетную роль. Они служили для измерения продукции при выдаче плановых заданий и отчетности по плану, для измерения совокупного общественного продукта и других народнохозяйственных показателей, а также для дополнительного контроля за движением материальных ресурсов.

В течение всего сталинского периода (естественно, за исключением военных лет) советская экономика поддерживала очень высокие темпы роста. В экономике произошли огромные структурные сдвиги – практически с нуля были созданы многие современные отрасли производства. В эти годы норма накопления, т.е. та доля национального дохода, которая идет не на потребление, а на инвестиции, официально составляла 25–27% (а на самом деле еще больше) и была самой высокой в мире.

Быстрое развитие экономики обеспечивалась также наличием практически неисчерпаемых запасов природных ресурсов, использованием рабского труда миллионов заключенных ГУЛАГа и жестокой эксплуатацией городского и особенно сельского населения. Современные исследователи отмечают, что основным законом сталинской экономики была максимизация темпов роста за счет максимизации потребления всех видов ресурсов. В природе сталинской модели – чрезвычайно высокая ресурсоемкость. Поэтому она может «работать», как правило, только в больших и богатых сырьем странах, например, в СССР и Китае, а в других государствах обычно поддерживается извне [12].

Сталинизм вызвал такое перенапряжение сил всего общества, что сразу после смерти диктатора новое руководство было вынуждено «ослабить гайки». В 1953 г. советская экономика вступила в четвертый этап – этап зрелого социализма и относительной стабильности – который продолжался до середины 80-х гг. Впрочем, в наиболее чистом, классическом виде социалистическая экономика была представлена в СССР в период с начала 30-х до середины 80-х гг. (В конце 80-х гг. термин «административно-командная экономика» был предложен проф. Г.Х. Поповым.)

Для этого периода характерен отход советского руководства от наиболее одиозных направлений сталинизма – массовых репрессий, жестокой эксплуатации всего населения, закрытости от внешнего мира и др. Стал постепенно повышаться уровень жизни населения благодаря снижению нормы производственного накопления до 20–23% и выделению больших ресурсов на развитие потребительского сектора и жилищное строительство. Ускорилось научно-техническое развитие, причем не только в сфере ВПК, но и в других секторах экономики. Наиболее отсталой частью народного хозяйства по-прежнему оставалось колхозно-совхозное сельское хозяйство, которое было не в состоянии «прокормить» население, несмотря на огромные капиталовложения в аграрный сектор.

Длительный, протяженностью в три десятилетия, период зрелого капитализма не был однороден и фактически вобрал в себя несколько этапов экономического развития.

Середины 50-х до середины 60-х годов, в период правления Н.С. Хрущева, быстро росли новые отрасли промышленности, связанные с научно-техническим прогрессом (химия, атомная энергетика, авиакосмическая промышленность др.), а также отрасли потребительского сектора. В эти годы была выдвинута Программа строительства коммунизма, которая предусматривала создание основ коммунистического общества в СССР к 1980 г. (Под термином «коммунизм» советские идеологи понимали особое бесклассовое общество, свободное от социальных и материальных противоречий и объявленное конечной целью развития человечества.) Но уже в это время народное хозяйство столкнулось с исчерпанием ресурсной базы и потребностью в переходе к интенсивному типу развития [13 С. 477]. Поэтому на рубеже 50-х и 60-х гг. в научной печати началась дискуссия «о совершенствовании методов социалистического планирования», в центре которой стоял вопрос о том, как сочетать соблюдение общегосударственных интересов с инициативой и относительной самостоятельностью предприятий. Некоторые ученые, например, В. Новожилов, обращались к опыту НЭПа и заслужили признание в советской и зарубежной среде своим анализом работы государственных предприятий в рыночных условиях.

После смены советского руководства в 1964 г. эти дискуссии явились идейной основой для экономической реформы, начатой в 1965 г. по инициативе нового главы правительства А.Н. Косыгина. Реформа была призвана придать импульс социалистической экономике путем расширения хозяйственной самостоятельности предприятий и введения отдельных элементов рыночного механизма.

В основу работы был положен «хозрасчет». Хозрасчет – это система управления, предусматривающая самоокупаемость и самофинансирование социалистических предприятий. Иными словами, предприятие должно было самостоятельно окупать свои затраты и зарабатывать средства на плановые капиталовложения путем производства и реализации продукции в соответствии с укрупненными заданиями государственного плана. Укрупненность плановых заданий состояла в том, что, за исключением важнейших видов продукции, задания выдавались в стоимостном выражении. Это давало предприятию возможность несколько варьировать выпуск продукции в пределах одной ассортиментной группы. Одним из важнейших плановых показателей стала прибыль от реализации продукции. Большую роль сыграла предоставленная предприятиям возможность оставлять часть прибыли для премирования работников, а также самостоятельно реализовывать сверхплановую продукцию по повышенным ценам.

Такие изменения методологии планирования впервые позволили предприятию не только принимать самостоятельные решения (правда, в очень узких рамках) о номенклатуре выпускаемой продукции, но также искать выгодных для себя поставщиков и потребителей.

Это повысило роль цен в экономике, потому что государство получило возможность стимулировать предприятия к выпуску высококачественной и технически прогрессивной продукции с помощью надбавок к ценам. Предприятия обеспечивали выполнение плана в стоимостном выражении и получение сверхплановой прибыли путем искусственного завышения цен – например, за счет преднамеренного завышения материалоемкости своей продукции.

Все же «косыгинская» реформа ускорила рост производства, способствовала повышению качества и расширению ассортимента продукции. Вторую половину 60-х гг. многие специалисты считают «золотым веком» советской экономики. Однако к концу 60-х гг. реформа была свернута. Причина состояла не только в сопротивлении партийно-бюрократического аппарата, опасавшегося перехода контроля над экономикой в руки «менеджеров», но и антагонизмом между планом и рынком,