Xreferat.ru » Рефераты по государству и праву » Соотношение социального и биологического в личности преступника

Соотношение социального и биологического в личности преступника

Министерство образования Российской Федерации

Дальневосточный государственный университет

Юридический институт


Кафедра уголовного права


СООТНОШЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО В ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА


Реферат студентки

745 группы

Ермошиной К. Ю.

Научный руководитель:

Номоконов В.А.


Владивосток

2009

Вопрос о «биологическом» и «социальном» целесообразно рассматривать в контексте представлений о специфике человеческой деятельности и ее историческом становлении. «Биологическое» - это присущий животным (в определенном значении и растениям) тип существования, при котором наблюдается единство органических потребностей и врожденных способов их удовлетворения. «Социальное» же – это совсем иной тип существования, присущий только человеку. Способы удовлетворения его потребностей (даже органических) не предопределены организацией его тела. Способы удовлетворения его потребностей, т.е. формы его жизнедеятельности, внутренне связаны с общественным производством, предметных средств, составляющих сферу исторически сложившихся форм культуры или «неорганического тела» человека.

Соотношение социальных и биологических факторов в генезисе преступного поведения имеет не только теоретическое, но практическое значение: акцент в ту или иную сторону определяет цели и методы борьбы с преступностью. Главное в том, чтобы правильно оценить как биологическое, так и социальное в причинной цепочке криминального поведения.

Здесь важно обеспечить точный методологический подход к этой проблеме. В истории криминологии, как уже отмечалось, в прошлом были распространены идейно-методологические ошибки, связанные с переоценкой биологических факторов в системе причин преступности и в личности преступников… В изображении Ломброзо и его последователей, образовавших т. н. «итальянскую школу» в уголовном праве, преступность выступала в качестве не социального, а биологического явления, порождаемого в первую очередь биологическими (генетическими и т.п.) причинами. Особенно же реакционный смысл имели те выводы, которые делали из учения Ломброзо его последователи, в области уголовной политики, поскольку вместо судебной процедуры и ответственности за совершенные уголовные преступления ими предлагалась система выявления по соответствующим стигматам «потенциальных преступников», которых следовало «устранить» из общества не дожидаясь совершения ими какого-либо преступления. В российской криминологии такой подход в основном связан с этапом становлении криминологии.

По мнению отечественных криминологов, комплексный анализ социального и биологического в личности предполагает прежде всего рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности. Сложность данной проблемы состоит в том, что соотношение социального и биологического в поведении человека не является постоянным и одинаковым. Оно различно в разных звеньях причинной цепочки: в начальной стадии развития человека, ведущей к акту сознательного поведения; в процессе развития конкретного организма и жизни индивидуума; в процессе его общественного развития.

Первое звено, как сказано, относится к начальной стадии развития человеческого организма и далеко от преступного поведения. Однако с криминологической точки зрения важно установить, действуют ли на данном этапе какие-либо биологические факторы, которые в дальнейшем могут повлиять на развитие личности в криминогенном направлении.

Здесь, прежде всего, необходимо учитывать, что биологическое развитие индивидуума является сложным взаимодействием трех групп факторов: генетических (наследственных), экологических (влияние внешней среды) и индивидуальных, которые являются продуктом взаимодействия всех названных факторов.

Человек – биосоциальная система. Биологическое, естественное начало в личности, такие ее свойства, как эмоции, черты характера, особенности нервной системы, реакции на внешние раздражители (ситуации), темперамент, интеллектуальные и умственные способности, память и т.д., тесно переплетаются с социальным. Генетический код человека, взаимодействуя с внешней средой, получает широкий путь развития, который в основном определяется жизнью и деятельностью конкретного индивида, его воспитанием, обучением и общественной практикой. Имеющиеся неблагоприятные наследственные признаки могут быть в одних случаях нейтрализованы, в других - получить криминальное развитие. В связи с этим сложно не согласится с мнением профессора Е.Е. Сапогова, который отмечает, что многие биологические свойства человека при благоприятном изменении жизненных условий меняются в общественно полезную сторону, и наоборот, неблагоприятная социальная обстановка способствует закреплению и развитию генетически унаследованных отрицательных качеств, которые при определенных обстоятельствах могут привести к криминогенным последствиям.

Второе звено рассматриваемой причинной цепочки связано с соотношением социального и биологического в процессе формирования личности. Следует сразу же заметить, что биологический элемент в этом звене выражен гораздо слабее, чем в предыдущем, а социальный - значительно сильнее.

Из числа биологических качеств в процессе формирования личности существенное значение имеют пол, возраст, состояние физического и психического здоровья, а также наличие патологических отклонений. Наибольшее влияние на формирование личности оказывают возрастные признаки. На разных возрастных этапах воздействие социальной среды на личность далеко не одинаково. Так, незрелость нервной системы в раннем возрасте, неподготовленность организма ко многим психическим проявлениям, особенности юношеского восприятия окружающей действительности, повышенная эмоциональность и неумение реально оценить возможные последствия при возможных неблагоприятных обстоятельствах (нищета, голод, отсутствие работы и т.п.) могут способствовать совершению преступления.

С увеличением возраста в поведенческой реакции конкретного человека все большую роль играют социальные факторы. Если говорить об антиобщественном поведении, то в этом случае криминогенное влияние на формирование личности оказывают в первую очередь неблагополучные обстоятельства семейного воспитания, среда общения и досуга, негативные условия учебы и трудовой деятельности. Подобная позиция в целом находит широкое научное подтверждение достаточно назвать работы таких ученых как: И.С. Кон, С.И. Левикова и других авторов.

Третье звено причинного комплекса индивидуального преступного поведения связано с зарождением преступного намерения и реализацией преступного замысла. В этом звене взаимодействуют два социальных фактора: конкретная жизненная ситуация, имеющая значение повода к совершению преступления, и личность преступника со сложившейся криминогенной мотивацией. Это звено ближе всех других стоит к акту преступного поведения.

Подчеркивая решающую роль в этом звене социальной среды, нельзя не учитывать значение биологических моментов. К числу постоянных биологических факторов относятся прежде всего те, что действовали в предыдущих стадиях: пол, возраст, индивидуальные особенности физического и психического развития. Но здесь к ним добавляются еще и такие факторы, как естественные потребности и основанные на них мотивы поведения, а также временные физические и психические состояния типа усталости, утомляемости, болезни, опьянения и др.

Уголовная статистика, например, показывает, что большинство преступлений насильственного характера совершается лицами молодого и среднего возраста. Однако возрастную активность нельзя расценивать в качестве причины преступности, поскольку она может быть как социально полезной, так и социально вредной. Здесь важно учитывать, на что именно направлена возрастная активность. Последнее, безусловно, определяется социальными причинами, связанными с формированием личности.

Не являются причинами преступного поведения и потребности биологического характера. Естественные человеческие потребности в пище, жилище, одежде и т.д. могут определять конечную цель поведения, но не средства ее достижения. Преступными же могут быть только средства (а не цели) удовлетворения этих потребностей, но, как известно, они определяются жизненной ориентацией личности, которая имеет социальное происхождение.

В поведение человека включаются, помимо целеполагания и мотивационных основ деятельности, также воля, творчество, эмоциональная сфера. Для индивидуальной специфики поведенческой реакции существенное значение имеют особенности биологии человека - нейродинамические процессы, связанные с проявлением элементарных поведенческих реакций. Но даже они опосредуются социальными условиями по многоканальным связям с внешней средой.

В последние годы в криминологической литературе получили дискуссионное отражение проблемы хромосомных аномалий. Криминогенными признаются две хромосомные аномалии, такие, как синдром Клайнфельтера (хромосомное половое нарушение у мужчин типа 47/ХХY) и синдром Y-дисомии (хромосомное половое нарушение у мужчин типа 47/ХYY). Нормальный набор половых хромосом у мужчин - 46/ХY. Здесь бросается в глаза крайняя спорность по существу и весьма слабая эмпирико-статистическая обоснованность выдвигаемых положений. Несовершенство методик исследования, малое число наблюдений в каждом из них - все это привело к тому, что различия в оценках разных ученых степени распространенности лишней хромосомы среди преступников достигают двадцатикратных размеров. По существу, исследования хромосомных аномалий установили известную связь этих аномалий не столько с преступностью, сколько с психическими заболеваниями: среди обследованных значительное большинство составили именно лица с такими заболеваниями (аномалиями).

Как отмечается в криминологической литературе, динамика преступности несопоставима по своим темпам с генетической эволюцией человека. Генотип современного человека сложился еще 40 тыс. лет назад. Это, безусловно, не означает, что естественный отбор уже окончен: генетическое развитие - процесс по существу бесконечный, но весьма длительный, преступность же изменяется гораздо более динамично, буквально за годы и десятилетия. Однако некоторых ученых подкупает заманчивая простота подмены изучения социальных факторов исследованием биологических структур человека, т.к. анализ социальных факторов гораздо сложнее, чем биологических. Поэтому и изучение причин преступности переносится в область генетических законов.

Результаты исследований на «криминогенность» хромосомных нарушений показали, что среди 1868 обследованных только пять оказались аномалами, четверо из которых были невменяемыми, а один - с психопатическими чертами и интеллектуальной ограниченностью. Отечественная наука пока располагает информацией о шести тысячах преступников, среди которых обнаружено около двадцати человек с хромосомными аномалиями. Почти все они признаны невменяемыми или имеющими серьезные психические отклонения. Эти данные не подтверждают утверждение ряда ученых о большой криминогенности хромосомных аномалий, если иметь в виду общую популяцию населения и остальную массу преступников.

Некоторые ученые в подтверждение того, что биологические факторы могут сами по себе приводить к преступному поведению, что предрасположенность к такому поведению биологически детерминирована и может передаваться по наследству, приводят данные о том, что в общей массе преступников немало лиц с расстройствами психической деятельности.

Действительно, как показывают исследования, среди преступников, особенно совершающих насильственные преступления, высок (достигает 30%) удельный вес людей, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. Положения психологии, психофизиологии, психиатрии, некоторые криминологические данные дают основание считать, что ослабление или искажение психической деятельности любого происхождения способствует возникновению и развитию таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жестокость, и вместе с тем ведет к снижению волевых процессов, повышению внушаемости, ослаблению сдерживающих контрольных механизмов. Эти черты препятствуют нормальной социализации личности, приводят к инвалидности, мешают заниматься определенными видами деятельности и вообще трудиться, что повышает вероятность совершения противоправных действий и ведения антиобщественного образа жизни. Значимость указанных факторов возрастает в современных условиях, характеризуемых общей психической напряженностью, увеличением количества эмоционально-стрессовых расстройств, состояний психической дезадаптации.

Однако это вовсе не означает, что аномалии психики являются причиной совершения преступлений. Во-первых, среди всей массы преступников субъекты с такими аномалиями не составляют большинства. Во-вторых, даже наличие психических аномалий у конкретного лица далеко не всегда свидетельствует о том, что они сыграли криминогенную роль в его противоправном поведении. В-третьих, как доказано многими эмпирическими исследованиями, не сама аномалия психики предопределяет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которые породили его криминогенные личностные черты. Разумеется, такие аномалии могут способствовать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего это поведение в целом.

Констатация какой-то психической аномалии (например, психопатии, олигофрении в степени дебильности, органического поражения центральной нервной системы и т.д.) отнюдь не объясняет, почему данный человек совершил преступление. Мотивация, внутренние причины преступного поведения не представлены в диагнозе, который лишь определяет наличие того или иного расстройства, его степень, тяжесть и т.д. Поэтому понять субъективные причины преступления, представленные в мотиве, можно лишь путем психологического изучения личности. Дефекты психики, если, конечно, они имеются, вовсе не представляют мотивов преступного поведения, хотя и могут влиять на них.

Наиболее распространенными психическими аномалиями среди преступников являются алкоголизм и психопатия. Как установлено, психопатия, например, являются одним из факторов, способствующих совершению насильственных преступлений. В то же время давно известно, что психопаты успешно работают и выполняют многие другие обязанности. Более того, она может стимулировать талант. Изучение причин совершения преступлений психопатами дает веские основание для вывода о том, что во всех случаях решающую роль сыграли неблагоприятно сложившиеся условия нравственного формирования личности психопатов. Поэтому основное значение имеет не аномалия сама по себе, а социальный облик лица, сформированный обществом.

Криминологами предпринимались попытки выявить значение биологических факторов в личности преступника и путем изучения близнецов. Это изучение ориентируется на единое генетическое начало, а именно на сходство (идентичность) генотипа, и направлено на выяснение степени совпадения иных, в том числе криминологических признаков. Значение близнецового метода состоит в том, что однояйцевые близнецы имеют идентичный генотип. Они рождаются в виде двух мальчиков или двух девочек. Сравнивая таких близнецов и оценивая величину внутрипарной корреляции (соответствия), можно установить, какие их особенности детерминированы генотипом и какие – воздействием среды. Сопоставление данных различных исследований показывает частоту преступности второго близнеца, если первый был преступником. При этом, как оказалось, частота преступного поведения однояйцевых близнецов в два раза выше, чем у двуяйцевых. Однако это не может служить доказательством биологического происхождения преступлений. Преступное поведение лиц, обладающих сходным генотипом, может объясняться как общей средой формирования личности, так и сходными психофизическими особенностями изученных лиц. К тому же однояйцевых близнецов среди населения очень немного, а среди преступников практически единицы, что не позволяет сделать какие-либо однозначные выводы.

Таким образом, когда речь идет о личности, о роли биологических факторов, можно говорить лишь о личностном, психологическом уровне. Личность, ее психика являются, образно говоря, ареной, на которой происходит взаимодействие социальных и биологических факторов. Вне психики их соотношение понять невозможно. Поэтому научный анализ указанной проблемы может быть плодотворным только в том случае, если рассматривать действие этих факторов в структуре личности, поскольку человеческое поведение зависит от того, на какой личностной основе они функционируют. Интенсивность проявления социальных и биологических обстоятельств зависит от того, какова сама личность. Однако и здесь мы имеем в виду именно личность, т.е. субъекта и объекта общественных отношений, социальное качество человека, сформированное воспитанием, средой.

Тем самым подчеркивается, что преступность, как и конкретные преступления, в любом обществе имеет социальный характер, социально обусловлена. Это не означает игнорирования биологических факторов, однако они могут носить лишь характер условия, способствующего преступному поведению, но отнюдь не его причины.

Список использованной литературы


Алауханов, Е. Криминология. Учебник. – Алматы. 2008. - 429 с. [Электронный ресурс]. // Сайт «Полнотекстовая электронная библиотека по юриспруденции» allpravo/library/doc4204p0/instrum6815/item6831.html[Дата обращения 9 октября 2009 г.]

Бакин, А.А. Социальное и биологическое в личности насильственного преступника-рецидивиста / А.А. Бакин // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2009. - №2. – С.90-96.

Егоров, О.А. Влияние и значение социальных факторов на причины преступлений в уголовном законодательстве РФ [Электронный ресурс]. // Сайт «Полнотекстовая электронная библиотека по юриспруденции» allpravo/diploma/doc45p/instrum5861/item5883.html [Дата обращения 9 октября 2009 г.]

Криминология / под ред. В.Н. Бурлакова, М.Н. Кропачева – СПб.: Питер. – 2002. – 422 с.

Криминология: учеб. пособие. / под ред. Н. Ф. Кузнецовой – М.: Проспект – 2007. – 328 с.

Лейкина, Н.С. Влияние личностных особенностей на преступность / Н.С. Лейкина // Советское государство и право. – 1967. – №1. - С. 102-105.

Соотношение биологического и социального в развитии человека (материалы симпозиума) / под ред. Б.А. Никитюк – М.: 1974 – 165 с.

Торвальд, Ю. Век криминалистики / Ю. Торвальд. – М.: Прогресс – 1991. – 335 с.