Xreferat.ru » Рефераты по журналистике » Логические основы редактирования текста (на материале современной районной прессы Удмуртии)

Логические основы редактирования текста (на материале современной районной прессы Удмуртии)

Оглавление


Введение

Глава I. Законы логики и природа логических ошибок в журналистском тексте

1.1. Текст и законы логики

1.2. Единицы и процедуры логического анализа текста

1.3. Типология логических ошибок и причины их возникновения

Глава II. Логические ошибки в районной печати: типология, причины возникновения и способы устранения

2.1. Первичные логические ошибки

2.2 Вторичные логические ошибки

Заключение

Список использованной литературы

Введение


Литературное редактирование является одним из важнейших условий качественного издания газет и журналов. Важный аспект работы литературного редактора представляет оценка логических качеств текста. Представленный автором текст может быть весьма интересным, фактический материал может соответствовать предъявленным требованиям, и даже форма может не вызывать критических замечаний, но если рассуждения автора нелогичны, выводы будут неубедительны. Подобные публикации становятся причиной ложных умозаключений, неправильного понимания описанной ситуации, искажения смысла происходящего, если автор текста – журналист, публицист, воздействующий словом на читателя. К плачевным результатам может привести нарушение логики в научном тексте или юридическом документе. Так что логические ошибки в тексте недопустимы. И литературный редактор должен постоянно помнить об этом.

Цель данной работы – выявление типологии логических ошибок и анализ логических ошибок в практике современной прессы (на примере трех районных газет Удмуртии).

Объектом нашего исследования являются газеты: «Светлый путь» Игринского района, «Пригородные вести» Завьяловского района и «Октябрь» Селтинского района Удмуртской Республики за январь - декабрь 2007 года.

Предмет исследования – логические ошибки в текстах данных изданий.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

– изучить классификации логических ошибок, имеющиеся в специальной литературе;

– выявить логические ошибки в текстах, опубликованных в районных газетах за январь – декабрь 2007г.;

– дать их классификацию;

– выявить причины их появления;

– дать рекомендации по устранению ошибок данного типа в районных газетах.

В соответствии с целью и задачами работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

В первой главе рассмотрены законы логики и природа логических ошибок в журналистском тексте. Она построена на обзоре таких работ, как «Методика редактирования текста» А. Э. Мильчина (М., 2005), «Стилистика и литературное редактирование» под редакцией В. И. Максимова (М., 2007), «Литературное редактирование» К. М. Накоряковой (М., 2004), «Введение в литературное редактирование» А. Н. Беззубова (СПб., 1997), «Конспект лекций по литературному редактированию» И. Б. Голуб (М., 2004), «Стилистика и литературное редактирование» Н. П. Колесникова (М., 2007), «Литературное редактирование для журналистов и специалистов по связям с общественностью» С.И. Сметаниной (СПб, 2003).

Во второй главе анализируются логические ошибки, отмеченные в районных газетах «Светлый путь», «Пригородные вести» и «Октябрь», раскрываются причины их появления в текстах и предлагаются пути их исправления.

В работе названия газет приводятся в сокращении: СП – «Светлый путь», ПВ – «Пригородные вести», О – «Октябрь».

В заключении представлены выводы, сделанные в ходе работы.


Глава I.

Законы логики и природа логических ошибок в журналистском тексте


1.1. Текст и законы логики


Логичность, т. е. следование законам правильного мышления, присуща нормальному человеческому сознанию, и мыслить, не нарушая этих законов, можно, не изучив курса логики. Но для литератора-профессионала, журналиста, редактора быть логичным в общепринятом, житейском смысле этого слова недостаточно. Для него логика должна стать тонким и совершенным инстру­ментом, которым надо уметь владеть.

Воспитать в себе способность профессионально оценивать текст с логической стороны важно для каждого журналиста. Далеко не все способны выявлять существенные черты предметов, включать их в категории, выполнять сложные мыслительные операции, абст­рагируясь от практического опыта. Однако научиться это­му необходимо. Журналисту следует чётко представлять роль ло­гических связей в тексте, владеть приёмами и методами логичес­кого анализа. У него должен быть выработан рефлекс на нарушение логической нормы. Но надо отметить, что простое следо­вание законам и правилам формальной логики в этом случае ещё далеко не всё. Литературный текст – явление сложное, и логичес­кие связи в нём всегда имеют в своей основе глубокие и серьёз­ные причины гносеологического характера. В представлении жур­налиста логика мысли и логика событий и фактов существуют как нерасторжимое единство. Кроме того, «логика изложения прин­ципиально отличается от формальной логики тем, какое значение придается способам выражения мысли» [25. С. 203].

Знание логики всегда вменялось в обязанность пишущим. По­чётное место занимали рекомендации из области этой науки в «Риторике» Ломоносова. Старинные руководства по риторике и теории словесности утверждали, что без знания логики сочине­ние не будет иметь связного течения мыслей, и мы не в сос­тоянии будем различать с точностью истины от заблуждения.

В наши дни практическое приложение этой фундаментальной науки привлекает активное внимание исследователей текста. Тра­диционный подход к проблеме – выявление возможных наруше­ний правил логики применительно к различным мыслительным операциям, отражённым в тексте. Информатика рассматривает логические ошибки текста как разновидность информационных помех. На закономерности, выведенные логикой, опираются линг­висты, анализируя синтаксические связи (логический синтаксис). В результате сближения логических и синтаксических критериев оценки текста возникло понятие «логико-стилистические ошибки». Плеонастические конструкции, отношения рода и вида, точность словоупотребления, обширный круг вопросов, связанных с разра­боткой и употреблением терминов, – таков далеко не полный пе­речень тем, входящих в этот раздел практической стилистики [35. С. 22].

В теории редактирования раздел, посвящённый его логическим основам, стал разрабатываться в конце 1950-х годов. Первоначально он включал лишь наблюдения над действием в тексте основных законов логического мышления и применением правил логического доказательства. Сейчас в обиход редактирования как научной и практической дисциплины вошло широкое понятие «логическая культура». Оно подразумевает знание редактором основных тео­ретических положений логики, владение терминологией этой на­уки, сознательную, целенаправленную выработку навыков пра­вильного мышления, профессиональных навыков восприятия тек­ста и оценки его с логической стороны, владение специфическими приёмами изложения, которые опираются на логические построе­ния. Ведутся научные исследования, редакторы обращаются к ло­гике в поисках ответа при различного рода профессиональных затруднениях, специалисты-логики с позиций своей науки анализи­руют работу редактора над текстом.

Роль, которая отводится логическим критериям при редакти­ровании различных литературных произведений, неодинакова. Принято в определённой мере противопоставлять художествен­ное своеобразие литературного творчества и логику. Однако это противопоставление с позиций редактора не выглядит столь рез­ко, как с позиций автора. Оценивая художественное произведе­ние, редактор часто вынужден поверить «алгеброй гармонию», убе­диться, удовлетворяет ли оно требованиям логики. Для журнали­стского произведения точность логического построения – тре­бование первостепенное.

Цельность, стройность логической организации текста, выраженные переходы от одной части к другой помогают создать внутренне стройный и завершенный текст. Цельность тексту придает наличие главной мысли. Развитие ее в тексте происходит через развитие микротем (звеньев главной мысли). Показателем перехода от одной микротемы к другой служит абзац. Разделение текста на абзацы облегчает его восприятие и понимание.

Противоречивость высказываний, нарушение последовательности изложения, отсутствие переходов от одной части к другой, ошибки в выборе средств межфразовой связи неизбежно приводят к разрушению логичности текста в целом. Все это мешает тексту выполнять коммуникативную функцию и затрудняет процесс общения.

Лишь в исключительных случаях алогизмы могут использоваться в стилистических целях в художественном и публицистическом произведениях, например, как средство создания комического эффекта: Был с почтением у губернатора, который, как оказалось, подобно Чичикову, был ни толст, ни тонок собой, имел на шее Анну и поговаривали даже, что был представлен к звезде, впрочем, был большой добряк и даже сам вышивал по тюлю (Н. В. Гоголь). Алогизм может быть положен в основу произведений юмористического или шуточного характера: анекдотов, афоризмов, басен и пародий.

Логичность как общее коммуникативное качество свойственно текстам любых функциональных стилей. Но проявляется это речевое качество весьма

специфично – в зависимости от конкретных условий коммуникации. Требования, предъявляемые речи со стороны ее логичности, особенно высоки в научном стиле. Научное изложение наиболее жестко подчинено законам логики.

Однако и в публицистическом тексте логичность имеет большое значение для воздействия на читателя (слушателя).

Логические ошибки, по определению Д. Э. Розенталя, – это неразличение «близких в каком-либо отношении обозначаемых понятий. Нередко пишущий или говорящий не различает сферы деятельности, причину и следствие, часть и целое, смежные явления, родовидовые, видовые и другие отношения» [31. С. 166]. Например: Так как Обломов – человек ленивый, у него был Захар – его слуга. Однако этот частный пример не охватывает всего многообразия логических ошибок в построении текста.

Классической логикой выведены и сформулированы четыре основных закона правильного мышления, следуя которым можно до­стичь его определённости, непротиворечивости, последова­тельности и обоснованности: закон тождества, закон противоречия, закон исключенного третьего, закон достаточного основания.

Контроль за соблюдением основных законов логического мыш­ления – обязательный этап анализа текста. Вариантность его смысловой организации не безгранична: законы правильного мышления с непреложной строгостью определяют ясное развитие мысли. Логическая доброкачественность информации, кото­рую несёт текст, определяется её достоверностью, точностью и непротиворечивостью. Эффект воздействия журналистского про­изведения достигается убедительностью аргументации, доказатель­ностью построения. Редактор должен не только знать формули­ровку основных законов логики, но и представлять себе меха­низм возникновения логических ошибок, их закрепления в тексте, влияние ошибок на коммуникативный эффект и широко толко­вать эту часть работы над литературным материалом.

Большинство авторов, рассматривающих логические ошибки в текстах (И. Б. Голуб, К. М. Накорякова, В. И. Максимов, А. Э. Мильчин и др.), основываются на этих четырёх основных законах логики.

Закон тождества заключается в том, что каждая мысль текста при повторении должна иметь определенное, устойчивое содержание. Это фундаментальный закон мышления, который действует и на уров­не понятий, и на уровне суждений. При его соблюдении мы воспри­нимаем текст как нормативный, соответствующий законам коммуни­кации и не вызывающий затруднений в понимании. Предмет наше­го рассуждения не должен меняться произвольно в ходе его, поня­тия – подменяться и смешиваться. Это предпосылка определённос­ти мышления. Нарушение первого закона влечёт за собой подмену понятий при рассуждении, может быть причиной неточности терми­нологии, делает рассуждения расплывчатыми, неконкретными. Отношение к неопределенности мышле­ния зафиксировано даже в пословицах: «В огороде бузина, а в Киеве дядька».

«Юбилейной школе тридцать лет!»

«Каждый год выпускни­ки нашей школы успешно сдают ЕГЭ и поступают в вузы республики и страны. Выпускники Юбилейной школы: М.Ю. Малышев – кандидат исторических наук, доцент, декан исто­рического факультета УдГУ, Ф.Ф. Мухаметшин – мулла мечети г. Ижевска, С.Н. Балобанов – солист ансамбля «Танок». Сейчас в школе учится чемпионка России по художественной гимна­стике Люба Золотарёва.

Кроме учебной дея­тельности ведётся иссле­довательская работа, где также достигнуты серьёз­ные результаты: ежегод­ные призовые места на республиканских и район­ных научно-практических конференциях учащихся». (ПВ, 09.11.2007. – С. 7)

Нарушение закона тождества; не понятно о чем хотел рассказать автор, в двух абзацах несколько тем и нет переходов от одной темы к другой.

Закон противоречия состоит в том, что не могут быть одновременно истинны два про­тивоположных суждения об одном и том же предмете, взятых в од­ном и том же отношении в одно и то же время. Формулировка «в од­ном и том же отношении» означает, что предмет характеризуется с одной точки зрения. Оговорка «в одно и то же время» введена в фор­мулировку закона в связи с тем, что со временем ситуация может ме­няться и истинное ранее становится ложным. Этот закон известен со времён Аристотеля, сформулировав­шего его так: невозможно, чтобы противоположные утверждения были вместе истинными. Причиной допущенных противоречий могут быть недисциплинированность, сбивчивость мышления, не­достаточная осведомлённость, наконец, разного рода субъектив­ные причины и намерения автора.

Закон противоречия имеет силу во всех областях знания и практики. Нарушения его обычно вызывают самую непосредст­венную и резкую реакцию читателей. Например:

«В конце мероприятия ребятам была дана воз­можность высказать свое мнение об акции. Многие из них понимают, что есть множество способов весе­ло и полезно провести вре­мя, исключив употребле­ние алкоголя и сигарет. И часто вредные привычки возникают «от нечего де­лать», «за компанию». Но существуют различные спортивные клубы, кружки, общественные молодеж­ные объединения, где можно найти друзей, для которых совершенно не нужно, чтобы их друг упот­реблял спиртное или курил.

К сожалению, совре­менная молодежь этого не понимает. По этой причине важно, чтобы волон­терское движение разви­валось и приобретало массовый характер». (ПВ, 17.08.2007. - С. 2)

Нарушение закона противоречия. В первом абзаце молодежь понимает, а во втором уже нет.

Редактор должен провести тщательный анализ текста в целом, чтобы выделить противоположные по мысли пары высказываний, выявить и сформулировать противоречия. Знание закона противо­речия нужно редактору не только для оценки чужого материала. Требуя от автора непротиворечивости суждений, он в своих реко­мендациях обязан строго следовать этому закону, помня о том, что анализ не допускает логической противоречивости.

Закон исключенного третьего гласит: из двух противоположных суждений об одном и том же предмете, взятых одновременно в одном и том же отношении, одно непременно истинно. Третьего не дано. Аристотель формулировал этот закон так: не может быть ничего посредине между двумя противоречащими суждениями.

Третий закон обеспечивает связность, непротиворечивость мыс­ли, служит основанием для выбора истинного суждения.

Точность подбора противоречащих высказываний, чёткость их формулировки, конструктивная ясность текста делают очевидным действие этого закона, способствуют логической определённости из­ложения, позволяют достичь последовательности развития мысли.

Непременное условие соблюдения третьего закона логики – сопоставляемые высказывания должны быть действительно противоречивыми, т. е. такими, между которыми нет и не может быть среднего, третьего, промежуточного понятия. Они должны исклю­чать друг друга. Когда автор очерка о лётчике пишет: «Человек на земле может быть и мягким, и деликатным, а в полёте – соб­ранным, волевым», он нарушает этот закон. Перечисляемые каче­ства характера не исключают друг друга. Например:

«Шум вокруг романа В. Сорокина «Идущим вмес­те» такой, что писатель, вероятно, автоматичес­ки попадет в мировую сокровищницу русской ли­тературы» содержит именно такие противоречивые тезисы: сокровищница мировая — сокровищница рус­ской литературы.

Третий закон логического мышления важен для редактора и как инструмент при профессиональной оценки текста: отвергая один вариант текста, принимая другой, редактор опирается на этот закон.

Закон достаточного основания утверждает, что всякая истинная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана. При его соблюде­нии все мысли, высказанные в тексте, вытекают одна из другой. Логика высказываний считает обоснованность мышления общим методологическим требованием и рассматривает ряд законов, обеспечивающих его выполнение (закон двойного отрицания, тавтологии, симплификации, конъюнкции и др.)

В любом рассуждении мысли должны быть внутренне связаны друг с другом, вытекать одна из другой, обосновывать одна другую. Истинность суждений должна быть подтверждена надёжными доказательствами. Четвёртый закон формулирует это требование в наиболее общем виде. Достаточность основания истинности суждений в каждом конкретном случае – предмет рассмотрения специальных наук, логическая обоснованность – необходимое качество каждого журналистского выступления.

Как уже отмечалось выше, законы логики в тексте могут нарушаться – сознательное отступление от логических норм может быть ис­пользовано в целях языковой игры: Пенсия у меня хорошая, но ма­ленькая. Однако это возможно только при условии, что у читателя не возникает побочных неуместных ассоциаций, не затруднена интер­претация текста, а нарушение логики изложения делает произведе­ние более экспрессивным, помогает уйти от шаблона или сосредото­чивает внимание читателя на нужном автору фрагменте.

«Костюмчик мой с иголочки взгляни же на меня»

«Нравится одевать сказочных героев к Ново­му году и другим праздникам», делится Ольга Алексеевна. Во время ра­боты сами костюмеры вживаются в роль, в образ. Иногда бывает и так, что по каким-либо причинам ак­тер не приходит на выступ­ление. Так, одной из моих собеседниц пришлось за­менить исполнителя и сыг­рать роль черепахи Тортиллы.

Вот такая это не про­стая, но в то же время ин­тересная и редкая про­фессия – костюмер». (ПВ, 30.03.2007. – С. 8)

В данном примере вывод ошибочный, не соответствует заглавию.

Во всех остальных случаях нарушение логических норм станет основой логических ошибок.

Логические ошибки, связанные с нарушением законов формальной логики – уровень макроредактирования, т.е. они чаще всего выявляются на уровне большого фрагмента текста.


1.2. Единицы и процедуры логического анализа текста


Анализ логической основы любого текста заключается в выявлении и сопоставлении между собой и с широким контекстом основных его смысловых единиц. Они относятся к разным уровням смысловой и синтаксической структуры речевого произведения. В пособии под редакцией проф. В. И. Максимова выделяются логическое имя, или понятие, – мысль, в которой обобщаются и выделяют­ся предметы по их существенным признакам (в речи понятию может соответствовать слово, словосочетание, а иногда и предложение); суждение – мысль, в которой утверждается или отрицается су­ществование предмета, его свойство или отношения между предме­тами (в речи суждению может соответствовать предложение или, если суждение представлено в свернутом виде, словосочетание); ло­гические связки – служебные слова языка, фиксирующие определенный тип смысловых отношений между понятиями и суж­дениями.

Таким образом, понятия, суждения и связки – это простейшие единицы логического анализа текста, его основа.

Однако их выявление требует некоторых навыков, поскольку единицы мышления и единицы речи, в которых они выражены, не все­гда совпадают. В одном предложении – основной син­таксической единице речи – может быть в свернутом виде заключено несколько суждений – основных смысловых, логических единиц. Так, в одном простом предложении Склоняется мерцающий и светящийся диск солнца заключено три суждения: одно выражено грамматической основой диск склоняется, второе и третье – словосочетаниями с определениями: светящийся диск и мерцающий диск.
Именно сопоставление этих свернутых суждений позволяет выя­вить логическое противоречие.

За простым с точки зрения синтаксиса предложением: Быть хоро­шо одетым – значит иметь успех в бизнесе – скрывается логическая связь, выражаемая союзом если... то. Приведение этого предложения к более естественному, с точки зрения логики, виду: Если ты хорошо одет, то, значит, ты имеешь успех в бизнесе – выявляет несоответст­вие такого суждения реальному положению дел.

Верно и другое: далеко не все члены предложения бывают реаль­но необходимы в анализе логической основы текста. И тогда, чтобы обнажить ее, надо отвлечься от малозначимых подробностей.

Предметом логического анализа являются также единицы надфразового уровня – фрагменты текста, которые выделя­ются в речи на основе ее смыслового единства, обще­го способа изложения, многочисленных межфразовых связей, нако­нец, композиционного чтения.

Проследим методику логического анализа на нескольких про­стейших примерах. Первый этап – выделение основных логических единиц текста (имен, суждений и связок) и при необходимости при­ведение суждений к возможно более простой форме.

Второй этап – соотнесение логических единиц между собой и с контекстом в узком смысле слова – с темой текста.

Например: Самое популярное женское имя в Москве Настя. На каждую тысячу новорожденных девочек появляется в среднем 100 Ана­стасий. Это имя стабильно держит первенство уже пять лет подряд. Не менее популярны Анна, Мария и Екатерина. Сопоставление выде­ленных суждений выявляет неправомерность одного из них: должно быть чуть менее популярны.

Авторы пособия под редакцией В. И. Максимова отмечают, что оценивая правомерность логических связок, следует иметь в виду, что их употребление может отражать различные точки зрения на явления, и если эти точки зрения не противоречат действительно­сти, то они правомерны. Например, в заголовке Холеры нет, зато ме­нингит наступает связка зато, обозначающая явление, компенсиру­ющее какое-то другое и оцениваемое обычно как позитивное, может показаться неправомерной (что же хорошего в менингите?). Однако в данном контексте, если по­смотреть на явления с точки зрения медиков и журналистов это - злая ирония.

Выделение логических связок требует повышенного внимания начинающего редактора, поскольку в языке существует несколько способов их выражения, и понятия «синтаксическая связка», т. е. в первую очередь союз, и «логическая связка» не совпадают. Помимо всевозможных сочинительных и подчинительных союзов к катего­рии связок относятся любые вводные слова. Они выполняют функ­ции либо текстообразующие – обозначают смысловые отношения между мыслями (во-первых, а стало быть, напротив и др.), либо мо­дальные – обозначают различные оттенки авторского отношения к содержанию и оформлению речи (по мнению многих, может быть, к счастью, мягко говоря и др.). К связкам относятся различные части­цы (даже, только, именно и др.), предлоги обстоятельственных зна­чений (благодаря, несмотря на, вопреки, при и др.) и, наконец, знаки препинания, поскольку к функции последних также относится пере­дача смысловых и грамматических отношений частей высказывания.

По способу выражения логического значения все связки делятся на эксплицитные – их смысл однозначно передается словом или знаком, и имплицитные, неявные, – их смысл выводится из соотношения логических единиц, соединенных ими. Так, к эксп­лицитным связкам В. И. Максимов относит союз потому что и знак двоето­чия – первый имеет единственное значение причины, а второй – единственное значение комментария вышесказанного. А к импли­цитным связкам он предлагает отнести союз и и точку, запятую, точку с запятой в силу их многозначности.

Ошибки допускаются в употреблении обоих типов связок, но, анализируя имплицитные связки, редактор должен обратить внимание не только на правомерность употребления (наличие в кругу язы­ковых значений обнаруженного в тексте), но и на то, чтобы их пер­вая интерпретация была правильной, иначе могут возникнуть смысловые неясности.

Таким образом, на логические качества текста влияет и неточность словоупотребления, алогизмы, подмена понятия, неоправдан­ное его расширение или сужение, смешение родовых и ви­довых категорий, отвлечённых и конкретных понятий. Все это должен замечать литературный редактор, давая оценку использо­ванию автором лексических средств. На синтаксическом уров­не выявляется такая логико-стилистическая ошибка, как несоответствие посылки следствию.

Литературная обработка рукописи обращает редактора к оценке языковых средств на лексическом, морфологическом и синтаксическом уровне. При литературном редактирова­нии важно не только заметить речевую ошибку, но и дать ей точное определение, прежде чем предложить автору различ­ные варианты стилистической правки текста. Для стилистического анализа всевозможных нарушений литературно-язы­ковой нормы редактор обязан применять специальную тер­минологию, хорошо знать типологию речевых ошибок, принятую в практической стилистике. При литературном редактировании следует соблюдать объективность в оценке тех или иных языковых явлений, чтобы субъективно-эмоциональные моменты не подавляли объек­тивно-логических критериев в отношении к тексту. Редактор должен опираться на научное исследование рукописи, а не на ее эмоциональное восприятие. Методика литературного редактирования учит тому, как избегать вкусовой правки тек­ста, как работать с ним, поэтапно решая различные пробле­мы, связанные с несовершенством рукописи, какие виды правки следует применять в каждом конкретном случае.


1.3. Типология логических ошибок и причины их возникновения


Логические погрешности текста возникают по различным причи­нам: это и нечеткость мышления, и неоформленность темы, и про­стой недосмотр, и неучет нежелательных побочных ассоциаций и интерпретаций [40. С. 294].

Логики выделяют три причины логических ошибок: 1) пси­хические нарушения, 2) сокращенное умозаключение и 3) плохое владе­ние языком. Первые две причины порождают ошибки в умозаключе­ниях, а третья – ошибки в речи, ведущие к нарушениям логики [4. С. 164]. А. Н. Беззубов делит логические ошибки на два класса:

  1. ошибки собственно логические, ошибки мышления, ошиб­ки плана содержания;

  2. ошибки речи, ошибки плана выражения, вторичные логиче­ские ошибки [4. С. 165].

Такая классификация, на наш взгляд, совершенно оправдана. Первый тип ошибок связан с нарушением четырех законов формальной логики, о чем мы писали выше, второй тип – с нарушением языковой, стилевой нормы.

А. Н. Беззубов выделяет лексиче­ские и синтаксические речевые ошибки. Лексические ошибки он рассматривает в разде­ле «Нормативно-языковые ошибки», отмечая, что они возникают по двум причинам: или из-за незнания значения сло­ва, или из-за небрежного словоупотребления, но в любом случае они создают некую логическую неувязку, часто комического свойства: Он облокотился спиной на холодную батарею (В. Катаев). Облокотиться можно только локтем, а спиной прислониться. Этот пример А. Н. Беззубов приводит как типичный случай сме­шения словосочетаний, относя его к ошибкам по небрежности, по невнимательности, а не по незнанию.

Исследователь замечает, что небрежность, приблизительность словоупотребления – час­тое явление в газете, которое распространяется и на газетную метафору. Он упоминает старый термин – «ломаная метафора», – обо­значающий логическую несочетаемость двух метафор: Пусть акулы империализма не протягивают к нам свои лапы (Из газет 20-х годов).

К логическим дефектам речи А. Н. Беззубов относит и речевые излишества на основе плеоназма, многие из которых выглядят достаточно безобидно: самый лучший, толпа людей, сжатый кулак, идти пешком, в общем и целом и т. д. Они стали штампами, и не так-то просто доказать иному автору необходимость редактирования таких словосочетаний. Однако возможен и комический эф­фект, понятный любому: Он был в берете, напяленном на правое ухо головы (газета), Приемный пункт по приему стеклотары (вывеска).

По мнению А. Н. Беззубова, особый тип плеоназма связан с неточным знанием значения иноязычного слова. Это уже несомненные ошибки – и грубые: своя автобиография (авто и есть своя), памятный сувенир (сувенирподарок на память), период времени (период – промежуток времени), прейску­рант цен (прейскурант – текущая цена) и т. п. Отмечает автор и «узаконенные ошибки», вошедшие в употребление и не рассматриваемые сегодня как ошибки: пойти ва-банк от французского va banque – идет банк (из речи картежников).

Самой грубой лексической логической ошиб­кой, по мнению А. Н. Беззубова, является так называемый логический скачок. Вот пример из литературоведческой статьи: Сложный и оригинальный внутренний облик Катерины нашел свое отражение в ее языке, самом ярком среди всех действующих лиц «Грозы». Язык оказался среди действующих лиц: автор соединил понятия из разных логических рядов, это и есть логиче­ский скачок.

Разновидностью логического скачка считает А. Н. Беззубов и неправиль­ное употребление конструкций с предлогами «кроме», «наряду», «вместе», «помимо» и подобными. Например: (брачное объявление в германской газете (перевод)): Ищу мужа. Я еще молода. Рост высокий, талия тон­кая. В хозяйстве, кроме того, имеется трактор.

Отмечает исследователь и ошибку, которую предлагает назвать повествовательным алогизмом. Чаще всего это связано с тем, что повествователь (писатель или журналист) отличается такой небрежностью, что не помнит, что он написал в предыдущей фразе. В лесу было тихо. Рядом пела звонким голосом лирическую песню, перелетая с дерева на дерево, иволга. Где-то далеко куковала невидимая кукушка (Газета). Не очень-то тихо было в лесу.

Одним из частных случаев логических ошибок можно считать амфиболию. Амфиболия (от греч. ἀμφιβολία – двусмысленность, неясность) – двойственность или двусмысленность, получающаяся от того или иного расположения слов или от употребления их в различных смыслах, смешение понятий.

Классический пример амфиболии – фраза «Казнить нельзя помиловать», где смысл меняется в зависимости от места паузы после или перед словом «нельзя». Многочисленные примеры амфиболий дают греческие легенды об оракулах. Амфиболия может возникнуть при таком построении предложения, когда подлежащее в именительном падеже трудно отличить от прямого дополнения в винительном падеже. Например:

Брега Арагвы и Куры

Узрели русские шатры. (А. С. Пушкин)

Двойственность – в самой ее природе, так как амфиболия – это синтаксическая неразличимость подлежащего и прямого дополнения, выраженных именами существительными в одинаковых грамматических формах. «Слух чуткий парус напрягает...» в одноименном стихотворении Мандельштама – ошибка или прием? Можно понять так: «Чуткий слух при желании его обладателя уловить шорох ветра в парусах волшебным образом действует на парус, заставляя его напрягаться», – или так: «Раздутый ветром (т.е. напряженный) парус привлекает внимание, и человек напрягает слух». Амфиболия оправдана только тогда, когда оказывается композиционно значимой. Так, в миниатюре Д. Хармса «Сундук» герой проверяет возможность существования жизни после смерти самоудушением в запертом сундуке. Финал для читателя, как и планировал автор, неясен: либо герой не задохнулся, либо задохнулся и воскрес, – так как герой двусмысленно резюмирует: «Значит, жизнь победила смерть неизвестным для меня способом».

В синтаксической стилистике амфиболия – двусмысленность предложения, возникающая вследствие синтаксической омонимии или лексической многозначности / омонимии.

Тень отбрасывает предмет,

[Тень отбрасывает людей] (А. Вознесенский);

Из тумана холодного прошлого

Окунаюсь в горячий туман. (В. Высоцкий)

Амфиболия может быть как стилистической фигурой, так и речевой ошибкой, например: Мусоросборники, засорившиеся жильцами.

В работе «Конспект лекций по литературному редактированию» [8] И. Б. Голуб подробно рассматривает логические ошибки в параграфе «Речевые ошибки, вызванные неправильным выбором слова», поскольку неправильное словоупотребление нередко приводит и к логическим ошибкам. В их числе исследовательница называет алогизм