Xreferat.ru » Рефераты по истории » Соборное Уложение 1649 года

Соборное Уложение 1649 года

/курсовая работа/


Содержание



стр.

Введение


3

Глава 1.

Соборное уложение 1649 года


5

1.1. Предпосылки принятия Соборного уложения 5

1.2. Источники Соборного Уложения 8

1.3. Содержание и система Уложения 10

1.4.

Значение уложения и его новые идеи


13

Глава 2.

Завершение юридического оформления крепостничества


16

2.1. Значение Соборного Уложения 1649 года в дальнейшей разработке системы феодального законодательства России 16

2.2. Отмена «урочных лет» 18

2.3. Положение крепостных крестьян по Соборному уложению 20

2.4.

Отличия крестьянства от холопства


22

Заключение


23
Список использованных источников 25

Введение


Соборное уложение 1649 года было первым печатным памятником русского права, само будучи кодексом, исторически и логически оно служит продолжением предшествующих кодексов права – Правды Русской и судебников, знаменуя вместе с тем неизмеримо более высокую ступень феодального права, отвечавшего новой стадии в развитии социально-экономических отношений, политического строя, юридических норм, судоустройства и судопроизводства Русского государства.

Как кодекс права Уложение 1649 г. во многих отношениях отразило тенденции дальнейшего процесса в развитии феодального общества. В сфере экономики оно закрепило путь образования единой формы феодальной земельной собственности на основе слияния двух ее разновидностей – поместий и вотчин. В социальной сфере Уложение отразило процесс консолидации основных классов – сословий, что привело определенной стабильности феодального общества и в то же время вызвало обострение классовых противоречий и усиление классовой борьбы, на которую, безусловно, влияло установление государственной системы крепостного права. Недаром с XVII в. открывается эра крестьянских войн. В сфере политической кодекс 1649 г. отразил, начальный этап перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. В сфере суда и права с Уложением связан определенный этап централизации судебно-административного аппарата, детальная разработка и закрепление системы суда, унификация и всеобщность права на основе принципа права-привилегии. Уложение 1649 г. – качественно новый в истории феодального права России кодекс, значительно продвинувший разработку системы феодального законодательства. В то же время Уложение является крупнейшим памятником письменности феодальной эпохи.

Уложение 1649 г. более двухсот лет не утрачивало своего значения: оно открыло в 1830 г. «Полное собрание законов Российской империи» и в большой мере было использовано при создании XV тома Свода законов и уголовного кодекса 1845 г. – Уложения о наказаниях. Использование Уложения 1649 г. во второй половине XVIII и первой половине XIX в. означало, что консервативные режимы того времени искали в Уложении опору для укрепления самодержавного строя.

В 1649 г. Соборное уложение было издано дважды церковнославянским шрифтом (кириллицей) общим-тиражом 2400 экземпляров.

В 1830 г. вошло в «Полное собрание законов Российской империи». Впервые в истории издании памятника Уложение было названо «Соборным». В изданиях ХVIII – начала XIX в. оно называлось «Уложением». Первопечатные издания 1649 г. не имели названия. В предисловии к изданию кодекса в Полном собрании законов Российской империи говорилось, что до этого было 13 изданий Уложения гражданской печати, в которых имеются опечатки и отступления от первоначального текста. В основу издания Полного собрания законов Российской империи положены тексты первоначальных изданий, как «вернейшие и постоянным употреблением их в присутственных местах утвержденные». В действительности воспроизводился текст издания 1737 г. со всеми его орфографическими особенностями. Более того, издатели Полного собрания законов Российской империи предприняли дальнейшую правку орфографии текста применительно к своему времени. В Полном собрании законов Российской империи был издан только текст Уложения без оглавления, которое имеется в первопечатных и последующих изданиях. Изменена дата решения о составлении Уложения: указано 16 июня 1649 г. вместо 16 июля, что значится в предисловии к кодексу в свитке и в других изданиях. Кроме того, издатели Полного собрания законов Российской империи снабдили в сносках отдельные статьи кодекса текстами актов XVII в. с целью проиллюстрировать некоторые положения статей. В 1874 г. Е. П. Карнович воспроизвел первый том Полного собрания законов Российской империи в своем издании. Новым в сравнении с Полным собранием законов Российской империи было приложение указателей предметного (с раскрытием содержания терминов), имен, местностей и словаря древнерусских терминов.

Следующее издание Соборного уложения 1649 г. состоялось в 1913 г. в память трехсотлетия дома Романовых. Отличающееся высоким полиграфическим качеством, оно содержит важные приложения: фотовоспроизведение частей текста из свитка Уложения, подписей под ним и другое.

В начале XX в. появились учебные издания Уложения 1649 г. В 1907 г. Московский университет выпустил полное и частичное издания текста. Следующий выпуск был предпринят в 1951 г. Московским юридическим институтом. В 1957 г. Уложение вошло в состав «Памятников русского права». Всесоюзный юридический заочный институт подготовил издание текста Уложения 1649 г. в извлечениях. Все перечисленные учебные издания воспроизводят текст Уложения по ПСЗ. Советские издания снабжены предисловиями, дающими краткую характеристику эпохи, причин и условий возникновения кодекса и оценку правовых норм. Издание 1957 г. кроме предисловия снабжено краткими постатейными комментариями, далеко не равноценными по главам и в основной своей массе передающими содержание статей.

Итак, все издания Соборного уложения 1649 г. по своему назначению делятся две группы – имеющие практическое применение и использующиеся в учебных целях. Издания XVII - первой половины XIX в. следует отнести к первой группе, поскольку они находили применение в юридической практике. В 1804 г. вышел в свет подготовленный М. Антоновским «Новый памятник, или Словарь из Соборного уложения царя Алексея Михайловича», служившим пособием для юристов. Учебные издания кодекса появились в начале ХХ в. и продолжаются до настоящего времени.

Между тем уже несколько столетий столетия идет изучение Уложения – крупнейшего памятника феодального права – как в целом, так и по отдельным проблемам – происхождение кодекса, источники, состав, нормы уголовного, гражданского, государственного и процессуального права.

Глава 1. Соборное уложение 1649 года


Предпосылки принятия Соборного Уложения


Начало XVII века характеризуется политическим и экономическим упадком России. В значительной мере этому способствовали войны со Швецией и Польшей, закончившиеся поражением России в 1617 году.

Последствия войны, вылившиеся в упадке и разорении хозяйства страны, требовали срочных мер по его восстановлению, но вся тяжесть легла, главным образом, на черносотенных крестьян и посадских людей. Правительство широко раздает земли дворянам, что приводит к непрерывному росту крепостничества. Первое время, учитывая разорение деревни, правительство несколько уменьшило прямые налоги, зато выросли различного рода чрезвычайные сборы (“пятая деньга”, “десятая деньга”, “казачьи деньги”, “стрелецкие деньги” и т.д.), большинство которых вводилось почти непрерывно заседавшими Земскими соборами.

Однако, казна остается пустой и правительство начинает лишать денежного жалования стрельцов, пушкарей, городовых казаков и мелкий чиновный люд, вводится разорительный налог на соль. Многие посадские люди начинают уходить на “белые места” (освобожденные от государственных налогов земли крупных феодалов и монастырей), эксплуатация же остальной части населения увеличивается.

В такой ситуации невозможно было избежать крупных социальных конфликтов и противоречий.

В начале царствования Алексея Михайловича начались бунты в Москве, Пскове, Новгороде и других городах.

1 июня 1648 года вспыхнуло восстание в Москве (так называемый “соляной бунт”). Восставшие в течение нескольких дней удерживали город в своих руках, разоряли дома бояр и купцов.

Вслед за Москвой летом 1648 года развернулась борьба посадских и мелких служилых людей в Козлове, Курске, Сольвычегодске, Великом Устюге, Воронеже, Нарыме, Томске и других городах страны.

Необходимо было укрепить законодательную власть страны и приступить к новой полной кодификации.

16 июля 1648 года царь и дума вместе с собором духовенства решили согласовать между собой все источники действовавшего права и, дополнив их новыми постановлениями, свести в один кодекс. Проект кодекса тогда же было поручено составить комиссии из бояр: кн. И.И. Одоевского, кн. Прозоровского, окольничего кн. Ф.Ф. Волконского и дьяков Гавриила Леонтьева и Федора Грибоедова (последние были образованнейшими людьми своего века). Все это были люди не особенно влиятельные, ничем не выдававшиеся из придворной и приказ­ной среды; о кн. Одоевском сам царь отзывался пренебрежитель­но, разделяя общее мнение Москвы; только дьяк Грибоедов ос­тавил по себе след в письменности составленным позднее, вероятно, для царских детей, первым учебником русской истории, где автор производит новую династию через царицу Анастасию от сына небывалого «государя Прусской земли» Ро­манова, сродника Августу, кесарю римскому. Три главные члена этой комиссии были думные люди: значит, этот «приказ кн. Одоевского со товарищи», как он называется в документах, мож­но считать комиссией думы. Комиссия выбирала статьи из ука­занных ей в приговоре источников и составляла новые; те и дру­гие писались «в доклад», представлялись государю с думой на рассмотрение.1

Между тем к 1 сентября 1648 г. в Москву созваны были вы­борные из всех чинов государства, служилых и торгово-промыш­ленных посадских, выборные от сельских или уездных обывате­лей, как от особой курии, не были призваны. С 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушал составленный комис­сией проект Уложения, и в то же время его читали выборным людям, которые к тому «общему совету» были призваны из Мос­квы и из городов, «чтобы то все Уложение впредь было прочно и неподвижно». Затем государь указал высшему духовенству, дум­ным и выборным людям закрепить список Уложения своими руками, после чего оно с подписями членов собора в 1649 г. было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы «всякие дела делать по тому Уложению».

Активное участие собора в деле составления и утверждения Уложения не подлежит сомнению. В частности, 30 октября 1648 г. от дворян и посадских была представлена челобитная об уничтожения частных боярских церковных слобод и пашен вокруг Москвы и других городов, а также о возвращении городам перешедших к тем же боярам и монастырям тяглых городских имуществ внутри городов; предложение выборных было принято и вошло в XIX гл. Уложения. Около того же времени «выборные от веся земли» просили о возвращении в казну и раздаче служилым лицам церковных имуществ, неправильно приобретенных церковью после 1580г., когда всякое новое приобретение было уже ей воспрещено; закон в этом смысле введен в XVII гл. Уложения (ст. 42). Точно так же светские выборные, не находя управы на обиды со стороны духовенству просили подчинить иски на него государственным учреждениями; в удовлетворение этого ходатайства возникла XIII гл. Уложения (о монастырском приказе). Но главная роль собора состояла в утверждении всего Уложения. Обсуждение Уложения закончено в следующем 1649 г. Подлинный свиток Уложения, отысканный по приказанию Екатерины II Миллером, хранится ныне в Москве. Уложение есть первый из русских законов, напечатанный тотчас по утверждении его.2

Если непосредственной причиной создания Соборного уложения 1649 г. послужило восстание в 1648 г. в Москве и обострение классовых и сословных противоречий, то глубинные причины лежали в эволюции социального и политического строя России, и процессах консолидации основных классов - сословий того времени - крестьян, холопов, посадских людей и дворян - и начавшемся переходе от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Указанные процессы сопровождались заметным ростом законодательной деятельности, стремлением законодателя подвергнуть правовой регламентации возможно больше сторон и явлений общественной и государственной жизни. Интенсивный рост числа указов за период от Судебника 1550 года до Уложения 1649 года виден из следующих данных: 1550-1600гг. - 80 указов;1601-1610 гг. -17; 1611-1620 гг. - 97;1621-1630 гг. - 90; 1631-1640 гг. - 98; 1641-1948 гг. - 63 указа. Всего за 1611-1648 гг. - 348, а за 1550-1648 гг. - 445 указов.1

Главнейшая причина принятия Соборного уложения заключалась в обострении классовой борьбы. Царь и верхушка господствующего класса, напуганные восстанием посадских, стремились в целях успокоения народных масс создать видимость облегчения положения тяглового посадского населения. Кроме того, на решение об изменении законодательства повлияли челобитные дворянства, в которых содержались требования об отмене урочных лет.

По самой цели самобытных ново­введений, направленных к охране или восстановлению разрушен­ного Смутой порядка, они отличались московской осторожнос­тью и неполнотой, вводили новые формы, новые приемы дей­ствия, избегая новых начал. Общее направление этой обновитель­ной деятельности можно обозначить такими чертами: предпола­галось произвести в государственном строе пересмотр без пере­ворота, частичную починку без перестройки целого.2 Прежде все­го необходимо было упорядочить людские отношения, спутан­ные Смутой, уложить их в твердые рамки, в точные правила.

По установившемуся порядку московского законодательства новые законы издавались преимущественно по запросам из того или другого московского приказа, вызывавшимся судебно-административной практикой каждого, и обращались к руководству и исполнению в тот приказ, ведомства которого они касались. Там согласно с одной статьей Судебника 1550 г. новый закон припи­сывали к этому своду. Так основной кодекс подобно стволу дере­ва давал от себя ветви в разных приказах: этими продолжениями Судебника указные книги приказов. Надобно было объе­динить эти ведомственные продолжения Судебника, свести их в один цельный свод, чтобы избегнуть повторения случая, едва ли одиночного, какой был при Грозном: А. Адашев внес в Боярс­кую думу из своего Челобитного приказа законодательный зап­рос, который был уже решен по запросу из Казенного приказа, и дума, как бы позабыв сама недавнее выражение своей воли, ве­лела казначеям записать в их указную книгу закон, ими уже за­писанный. Бывало и так, что иной приказ искал по другим закона, записанного в его собственной указной книге. Эту соб­ственно кодификационную потребность, усиленную приказны­ми злоупотреблениями, можно считать главным побуждением, вызвавшим новый свод и даже частью определившим самый его характер. Можно заметить или предположить и другие условия, повлиявшие на характер нового свода.

Необычайное положение, в каком очутилось государство после Смуты, неизбежно возбуждало новые потребности, ставило пра­вительству непривычные задачи. Эти государственные потреб­ности скорее, чем вынесенные из Смуты новые политические понятия, не только усилили движение законодательства, но и сообщили ему новое направление, несмотря на все старание новой династии сохранить верность старине. До XVII в. московское законодательство носило казуальный характер, давало ответы на отдельные текущие вопросы, какие ставила правительственная практика, не касаясь самых оснований государственного поряд­ка. Заменой закона в этом отношении служил старый обычай, всем знакомый и всеми признаваемый. Но как скоро этот обычай пошатнулся, как скоро государственный порядок стал сходить с привычной колеи предания, тотчас возникла потребность заме­нить обычай точным законом. Вот почему законодательство получает более органический характер, не огра­ничивается разработкой частных, конкретных случаев государ­ственного управления и подходит все ближе к самым основани­ям государственного порядка, пытается, хотя и неудачно, уяс­нить и выразить его начала.


Источники Соборного Уложения


Уложение составлялось наспех, кое-как и сохранило на себе следы этой спешности. Не погружаясь в изучение всего приказного материала, комиссия ограничилась основными источниками, указанными ей в приговоре 16 июля.

Источники Уложения отчасти были указаны законодателем при назначении редакционной комиссии, отчасти взяты самими редакторами. Этими источниками были:

1) Судебник царский и указные книги приказов; первый составляет один из источников Х гл. Уложения – «о суде», которая, кроме того, по всей вероятности, черпала из указанных книг приказ. Указаные книги послужили источниками каждая для соответствующей главы Уложения. Эти указные книги – самый обильный источник Уложения. Целый ряд глав свода составлен по этим книгам с дословными или из­мененными выдержками: например, две главы о поместьях и вотчинах составлены по книге Поместного приказа, глава «О хо­лопье суде» – по книге приказа Холопьего суда, глава «О раз­бойниках и о татиных делах»... по книге Разбойного приказа.

2) Источники Уложения греко-римские взяты из Кормчей, а именно из Эклоги, Прохирона, новелл Юстиниана и правил Василия В.; из них более обильным источником был Прохирон (для гл. Уд. X, XVII и XXII); новеллы послужили источником 1 гл. Ул. («о богохульниках»). Вообще же заимствования из кормчей немногочисленны и фрагментарны и иногда противоречат постановлениям, взятым из русских источников о том же самом предмете и включенным в то же Уложение (ср. Ул. XIV гл., ст. 10 гл. XI, ст. 27). Многие черты жестокости уголовного права проникли в Уложение из кормчей.

3) Важнейшим источником Уложения был Литовский статут 3-й редакции (1588 г.). Заимствования из статута отменены (но далеко не все) на подлинном свитке Уложения. Путь для заимствований был облегчен тем, что уже раньше (как уже было сказано) приказные дьяки брали и переводили из статута некоторые пригодные артикулы. Способ заимствования разнообразен: иногда заимствуется содержание статута буквально; иногда берется только система и порядок предметов; иногда заимствуется только предмет закона, а решение дается свое; большей частью Уложение дробит один артикул на несколько статей. Заимствования из статута иногда вводят в Уложение погрешности против системы и даже разумности узаконений.

Но вообще статут как памятник также русского права, весьма сходный с Русской Правдой, может быть признан почти местным источником Уложения. Несмотря на такое множество заимствований из чужих источников. Уложение есть не компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу старомосковского права, чем он совершенно отличается от переводных законов XVII в. В сохранив­шемся подлинном свитке Уложения встречаем неоднократные ссылки на этот источник. Составители Уложения, пользуясь этим кодексом, следовали ему, особенно при составлении первых глав, в расположении предметов, даже в порядке статей, в подборе казусов и отношений, требовавших законодательного опре­деления, в постановке правовых вопросов, но ответов искали все­гда в своем туземном праве, брали формулы самых норм, право­вых положений, но только общих тому и другому праву или без­различных, устраняя все ненужное или несродное праву и судеб­ному порядку московскому, вообще перерабатывали все, что за­имствовали. Таким образом. Статут послужил не столько юри­дическим источником Уложения, сколько кодификационным пособием для его составителей, давал им готовую программу.

4) Что касается новых статей в Уложении, то их, вероятно, немного; надо думать, что комиссия (до собора) сама не составляла новых узаконений (кроме заимствований).1

На комиссию возложена была двоякая задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующие законы, разновремен­ные, несоглашенные, разбросанные по ведомствам, и потом нор­мировать случаи, не предусмотренные этими законами. Вторая задача была особенно трудна. Комиссия не могла ограничиться собственной юридической предусмотрительностью и своим пра­вовым разумением, чтобы установить такие случаи и найти нор­мы для их определения. Необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить правовой разум народа, а также практику судебных и административных учреждений; по край­ней мере, мы так посмотрели бы на такую задачу. В первом деле комиссии могли помочь своими указаниями выборные; для вто­рого ей надобно было пересмотреть делопроизводство тогдаш­них канцелярий, чтобы найти прецеденты, «примерные случаи», как тогда говорили, чтобы видеть, как решали не пред­усмотренные законом вопросы областные правители, централь­ные приказы, сам государь с Боярской думой. Предстояла об­ширная работа, требовавшая долгих и долгих лет. Впрочем, до такого мечтательного предприятия дело не дошло: решили со­ставить Уложение ускоренным ходом, по упрощенной програм­ме.1

Уложение разделено на 25 глав, содержащих в себе 967 ста­тей. Уже к октябрю 1648 г., т. е. в два с половиной месяца, изго­товлено было к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода; их и начал с 3 октября слушать государь с думой. Осталь­ные 13 глав были составлены, выслушаны и утверждены в думе к концу января 1649 г., когда закончилась деятельность комис­сии и всего собора и Уложение было закончено в рукописи. Зна­чит, этот довольно обширный свод составлен был всего в полго­да с чем-нибудь. Чтобы объяснить такую быстроту законодатель­ной работы, надобно припомнить, что Уложение составлялось среди тревожных вестей о мятежах, вспыхивавших вслед за июнь­ским московским бунтом в Сольвычегодске, Козлове, Талицке, Устюге и других городах, и заканчивалось в январе 1649 г. под влиянием толков о готовившемся новом восстании в столице. Торопились покончить дело, чтобы соборные выборные поспе­шили разнести по своим городам рассказы о новом курсе мос­ковского правительства и об Уложении, обещавшем всем «ров­ную», справедливую расправу.


1.3. Содержание и система Уложения


Уложение начинается предисловием, в котором утверждается, что оно составлено "по государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людям, от большего и до меньшего чину, суд и расправа был во всяких делах всем ровна земского великого царственного дела". 3 октября 1649 г, царь вместе с Думой и духовенством слушал Уложение, выборным людям оно было "чтено". Со списка Уложения был " список в книгу, слово во слово, и с тое книги напечатана сия книга".

Итак, Соборное уложение состояло из 25 глав, включавших в себя 967 статей. В этом большом по объему памятнике феодального права были систематизированы на более высоком уровне юридической техники правовые нормы, действовавшие ранее. Кроме того, имелись и новые правовые нормы, появившиеся главным образом под давлением дворянства и чернотяглых посадов. Для удобства главам предшествует подробное оглавление, указывающее содержание глав и статей. Система довольно беспорядочная, усвоенная Уложением, в 1-й части кодекса копирует систему статута. Первая глава Уложения ("о богохульниках и церковных мятежниках")1 рассматривает дела о преступлениях против церкви (9 статей), в которых наказывается смертью "хула" против бога и против богородицы тюремным же заключением - бесчинное поведение в церкви. Глава вторая ("о государьской чести и как его государьское здоровье оберегать", 22 статьи) говорит о преступлениях против царя и его властей, называя их "изменой". К ней примыкает глава третья ("о государева дворе, чтоб на государевом дворе ни от кого какова бесчинства и брани не было", 9 статей) со строгими наказаниями за ношение оружия на дворе и прочее.

Глава четвертая ("о подпищекех и которые печати подделывают", 4 статьи) говорит о подделках документов и печатей, глава пятая (2 статьи) - " о денежных мастерах которые учнут делати воровские деньги". В главе шестой (6 статей) сообщается "о проезжих грамотах в и(ы)ные государьства". Близко связны с ними по содержанию следующие главы: седьмая ("о службе всяких ратных людей Московского государьства", 32 статьи) и восьмая ("о искуплении пленных", 7 статей).

B девятой главе говорится "о мытах и о перевозех и о мостах" (20 статей). Собственно с десятой главы (" о суде", 277 статей) начинаются наиболее важные постановления Уложения. К этой статье примыкает глава 11 ("суд о крестьянех", 34 статьи), глава 12 ("о суде патриарших приказных, и дворовых всяких людей, и крестьян", 3 статьи), глава 13 ("о монастырском приказе", 7 статей), глава 14 ("о крестном целовании", 10 статей), глава 15 "о вершеных делах", 5 статей).

Глава 16 ("о поместных землях", 69 статей) объединен общей темой с главой 17 "о вотчинах" (55 статей). Глава 18 говорит "о печатных пошлинах" (71 статья). 19 глава носит название "о посадских людех" (40 статей). Глава 20 заключает "суд о холопех" (119 статей), глава 21 говорит "о розбойных и татиных делех (104 статьи), 22 глава заключает в себе "указ за какие вины кому чинити смертная казнь и за какие вины смертию не казнити, чинити наказние" (26 сттей). Последние главы -23 ("о стрельцах", 3 статьи), 24 ("указ о атаманах и о казакех", 3 статьи), 25 ("указ о корчмах", 21 статья) - очень кратки.

Все главы Уложения могут быть разделены на пять групп: 1) I-Х составляют тогдашнее государственное право, здесь ограждается богопочтение (I), личность государя (II) и честь государева двора (III), воспрещается подделка государственных актов (IV), монеты и драгоценных вещей (V), что включено сюда потому, что поселку монеты статут считал преступлением против величества; здесь же паспортный устав (VI), устав военной службы и вместе с ним специальное военно-уголовное уложение (VII), законы о выкупе пленных (VIII) и, наконец, о мытах и путях сообщения (IX).

2) Гл. Х-ХV содержат устав судоустройства и судопроизводства; здесь (в гл. X) изложено и обязательное право.

3) Гл. ХVI -ХХ – вещное право: вотчинное, поместное, тяглое (гл. XIX) и право на холопов (XX).

4) Гл. ХХI-XXII составляют уголовное уложение, хотя и во все

прочие части Уложения вторгается уголовное право.

5) Гл. XXIII-XXV составляют добавочную часть.1

Принятие Соборного уложения 1649 г. – значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством. В этом законе регулировались не отдельные группы общественных отношений, а все стороны общественно-политической жизни того времени. В связи с этим в Соборном уложении 1649 г. нашли отражение правовые нормы различных отраслей права. Система изложения этих норм, однако, была недостаточно четкой. Нормы разных отраслей права часто объединялись в одной и той же главе.2

Соборное Уложение 1649 г. во многих отношениях отличается от предшествующих ему законодательных памятников. Судебники XV-XVI вв. представляли собой свод постановлений преимущественно процедурного, процессуального свойства.

Уложение 1469 г. значительно превосходит предшествующие памятники русского права прежде всего своим содержанием, широтой охвата различных сторон действительности того времени - экономики, форм землевладения, классово-сословного строя, положения зависимых и не зависимых слоев населения, государственно-политического строя, судопроизводства, материального, процессуального и уголовного прав.

Второе отличие - структурное.