Xreferat.ru » Рефераты по политологии » Условия формирования военно-административной системы Южного Зауралья в XVII- первой половине XIX века .

Условия формирования военно-административной системы Южного Зауралья в XVII- первой половине XIX века .

Только в 1664 году, видимо, возникла и Шадринская слобода (см. Дмитриева, что грамота на слободу не могла быть выдана в 1662 году, а лишь 2-мя годами позже - 15 сентября 1664 года).(13)

В слободах Зауралья служилые люди Д. Полуехтова сорвали попытку лета 1664 года царевича Асана разорить русские поселения летом 1664 года. В сентябре 1665 года царевич Кучук организовал набеги на Беляковскую, Киргинскую слободы и Мехонский острог. Он разорил округи этих пунктов, но взять их не смог - в них и недалеко от них помимо вооружённых жителей слобод рассредоточилась около 700 служилых людей. (14) Н.В. Устюгов считает 1664 год - годом окончания восстания, когда от него отошли основные массы башкир. Принимая эту точку зрения, необходимо учитывать и то, что вплоть до 1668 - традиционной датой окончания и далее восстания (Дмитриев и т.д.) продолжались серьезные набеги на русское Зауралье царевича Кучука, в которых участвовали отряды башкир, вызвавшие организацию первой Исетской линии воеводой П.И. Годуновым. Так, в июне 1667 года слободы Зауралья были извещены из Тобольска воеводой П.И. Годуновым, что Кучук с поддерживающими его калмыками силой около 20 тыс. человек стоит "за Тоболом в Еитцких вершинах, оттуда в 15 днищах". С целью предотвратить внезапный набег на города и слободы Зауралья из Катайского острога в степь были посланы несколько проезжих станиц на разведку, проведён сбор информации среди местного населения. 15 июля "прежний изменник башкирятин Севергунко Горлаков" сообщил в Катайском остроге, что царевич собирается этим летом войной на слободы Зауралья. 22 сентября 1667 года в Катайский острог пришли 6 башкир "Аллагулко с товарищи" сообщившие о новом бегстве из стана Кучука 2 башкирских семей к озеру Маян. Они рассказали о передвижении царевича к слободам Зауралья - на верховье Ишима и его желании организовать новый набег, по калмыкам теперь отказали Кучуку в помощи и даже взяли у него аманатов "чтоб он не ходил безвестно на государевы города и слободы воевать" (16). Своих же людей изменников башкир у Кучука было "человек ста с 4, худых и добрых". В. Шишонко изучая Верхотурские грамоты 1667 года считает, что башкиры Кучука пытались нащупать пути для возврата в Южное Зауралье (17). Тем не менее все это вместе взятое привело к тому, что Кучук, представлявший наибольшую опасность для слобод Зауралья в 1667 году "никуда войной не бывал". Только глубокой осенью 1668 года Кучук вышел в район Среднего Притоболья. 18 ноября 1667 года Пётр Годунов писал, что по данным "зверовавшего" на Тоболе башкира Аймагулко Ербетова "Кучумов внук со многими воинскими людьми идёт вниз по Тоболу и Чёрной речке, а оттоль де он не ведает на которые места он пойдёт" (18). 21 ноября пришедшие в Катайский острог башкиры "Ямагузей с товарищи" сообщили, что Кучук остановился на речке Юрмыш (Юргамыш) с отрядами калмыков. П.И. Годунов приказал слободам Зауралья усилить меры безопасности.

Башкирское восстание конца 70 - начала 80 годов XVII века (хронологические рамки - Дмитриев 1676 - 1681), главной причиной которого стала попытка царской администрации усилить проникновение русской культуры среди народов Поволжья, распространилось поэтому прежде всего в Западной Башкирии. В слободах Зауралья были опасения о начале распространения войны по "сю сторону" Урала в 1677 году (19), весной 1678 года (20). В декабре 1678 года башкиры сами предупредили приказчика Аятской слободы Фрола Арапова о подготовке широкого наступления на слободы Зауралья "чтоб он из Аятской слободы выехал, потому что де он Фролка, им свой и татарской и башкирской язык знает" (21), что вызвало укрепление слобод. (22) В июле 1681 года отряды калмыков появились в Южном Зауралье по правому берегу реки Тобола, а все башкирские улусы Зауралья выехали "изо всех улусов с воинским же ружьём, только остались которые ездить на конях не могут". (23) Летом 1682 года в степи Зауралья продолжались подозрительные передвижения башкир. Здесь среди Сибирских башкир агитировали мещеряки Осинской дороги, призывая их к восстанию, в августе они вновь оставили свои поселения, съезжались на собрания между озёрами Иртяшом и Кызылтяшем в полном воинском вооружении (24). В августе 1683 года станичники Катайского острога, посланные на разведку в башкирские улусы Зауралья "не наехали ни одного человека" - бегство происходило в такой спешке, что на кочевьях остались сёдла и другие предметы (25). В слободах Зауралья велись усиленные оборонительные работы (26).

Попытка развернуть широкий фронт антирусской борьбы Зауралья начала 80-х годов XVII века не имело последствий из-за сложных отношений башкир с калмыками тайши Аюки, пытавшимся в это время воспользоваться восстанием для установлением своей власти над башкирами. Эта попытка сопровождалась массовыми башкиро-калмыцкими столкновениями и была особенно опасна для открытых со стороны степи башкир Зауралья, что и побуждало их отказаться нападений на слободы Сибири.

Башкирское восстание 1705 - 1711 года, вызванное растущими противоречиями между растущим абсолютизмом монархии Петра I и местными локальными обществами - провинциями, за счёт которых власть проводила модернизацию, разгорелось в Западной части Башкирии. Авторы "Очерков по истории БАССР" попытались даже разделить это движение на два этапа - с 1707-1708 - восстание в Поволжье и Приуралье и 1709 - 1711, когда "повстанцы действовали на территории Сибирской и отчасти Ногайской дорог" (27). Изучение автором документов РГАДА позволило сделать вывод, что началом крупных набегов слободы Южного Зауралья явился не 1709, а 1706 год. Уже в этом году нападению восставших башкир подверглись 4 района - село Воскресенское, слободы Теченская и Барневская и Царёво Городище на Тоболе. Очень серьёзным был набег 1706 года на село Воскресенское во время которого 60 русских погибло, 40 человек угнали в плен и "лошадей и скота угнали без остатку" (28). При нападении башкир на деревни Теченской слободы - Калмацкий Брод и Солоцкую - здесь были убиты 45 человек, 25 пленены, угнали скот весь без остатку и выжжены дома (29). Башкиры разграбили полностью село Кабанье Барневской слободы, перебив, взяв в плен много крестьян. Отряд кочевников разорил и деревню Курганскую (в 5 верстах от Царёва Городища). Было убито 7 человек, угнано 60 лошадей и 100 голов рогатого скота (30).

В 1707 году набегам башкир подверглись Пещанская, Чумляцкая слободы, а также деревни Далматова монастыря. Три года подряд 1707, 1708, 1709, по данным Плотникова, башкиры так опустошили вотчину монастыря, что игумен не мог собрать положенные сборы с крестьян и внести столовые припасы в Тобольский митрополичий дом. В эти 3 года крестьяне Приисетья - особенно Крутихинской, Шадринской, Пещанской, Теченской, Пещанской слобод и верховий Исети сходились в монастырь в осаду, занимая даже бани и хлевники. (31) В 1708 году кочевники вновь набегали на Чумляцкую, Уткинскую слободы и деревню Антонову, убивая людей, угоняя скот. Отряд башкир вышел в район Среднего Притоболья, разорив в деревню Бердегину Емуртлинской слободы - 9 мужчин, 3 женщины убиты, 7 и 8 соответственно взяты в плен вместе со всем имуществом. В 1709 году нападениям кочевников подверглись район русского заселения в Примиассье, Приисетье вплоть до слобод по Пышме - весь юго-запад Зауралья. Было совершено нападение на Чумляцкую и Пещанскую слободы - только в деревнях последней башкиры убили и пленили 45 человек, выжжено 40 дворов, лошадей и скота угнано "без остатку". За 2 года интенсивных нападений (1709-1710) на Окунёвский острог кочевники выжгли "многие деревни" перебили и увели в плен 228 жителей, угнали 1309 лошадей, 2026 рогатого скота, 636 овец (33). Возле Камышевской слободы кочевники выжгли все деревни, из деревень Багаряцкой слободы отогнали весь скот. Летом 1709 года башкиры разорили Барневскую и Арамильскую слободы.

В 1709 году Акинфий Демидов сообщал Петру I о том, что "Каменская, Багаряцкая, Арамильская и на низ по Исети и Миассу многие слободы в осаде, а тех всех слобод многие деревни развоевали... и крестьян множество побито, иные в полон побраны с жёнами и детьми и со всякими крестьянскими пожитками и всякую скотину отогнали они ж воровские башкирцы" (34). По неполным данным только к 15 октября 1709 года в Каменской слободе были убиты 78, в плен попало 61 человек, в Колчеданском остроге соответственно 14 и 26, в Катайском остроге убито 14 крестьян, в Багаряцкой слободе 59 были убиты много крестьян бежало "от башкирского разорения ради хлебной скудости" в безопасные места, 88 крестьян присуду слободы бежали в острог "сидят в осаде, поделали шалаши, а в шалашах печки для печения хлебов" (35). Нападения совершались как мелкими (несколько десятков), так и крупными (400-2000 человек) отрядами. Усиление восстания в Южном Зауралье произошло после прибытия в мае 1709 года на озёра Чебаркуль Каракалпакского хана сообщившего, что его прислал к башкирам дед - хан Кучук внук Кучума. 20 мая приказчик Белоярской Теченской слободы Григорий Шарыгин сообщил, что 19 числа приходили к слободе 1500 башкир с главой всего восстания "Каракалпакским ханским сыном" с приступом 2 раза и побили 22 крестьянина 10 ранили 12 взяли в плен, угнав 1510 голов скота. Затем кочевники сожгли 4 деревни Красномысской слободы. В июне башкиры отогнали весь скот из деревни Ключевной Далматова монастыря и Шутиха Катайского острога. Только походы драгун и служилых людей Фёдора Толбузина, переброшенных в мае 1709 года в Южное Зауралье, позволили бросить крупные силы башкир от Приисетья.

В ответ кочевники атаковали слободы по Тоболу. 2 августа степняки взяли в плен 3 крестьян и отогнали 500 голов лошадей и скота у деревни Смолиной, 18 сентября угнали скот от Иковской слободы, разорив многие деревни. 29 октября разгромили отряд из 4 драгун, а крестьян ездивших "для конских кормов" из Царёва Городища. 2 ноября башкиры неожиданно появились у деревни Каргаполовой Миасской слободы, пленив многих крестьян (36). Впервые после восстания 1662-1668 годов ни одно поселение Южного Зауралья не было в полной безопасности от башкир. Крестьяне наиболее угрожаемой западной части Зауралья - Катайского и Колчеданского острогов, Багаряцкой и Камышевской слобод, приписанные к работе на Каменских заводах в 1709 году, не пошли туда. В челобитных 27 октября и 9 ноября 1709 года они писали, что в этом году "под наши слободы башкирские люди были, дворы выжгли, скота отогнали многое число и всячески нас разоряли и ныне они ... слободы наши разоряют, людей по деревням и по дорогами и на полях бьют и хлеб сеять и лён ставить нам не дают и в полон берут" (37). Крестьяне сообщили, что в период восстания в слободах Зауралья убито и взято в плен "многое число, а иные крестьяне разбежались в разные места, а в слободах у нас сталось у нас самое малое число, и те скудны и безскотны и живём все от башкир в осаде с великим опасением". Однако, после 1709 года наибольшего подъёма восстание в Зауралье борьба башкир пошла на убыль. В 1710 году новый Казанский воевода П.М. Апраксин, используя помощь калмыков хана Аюки разгромил главные силы восставших Приуральской Башкирии (38). Соответственно пошло на спад и движение башкир Зауралья. В 1710 году набеги совершались лишь на периферийные области Южного Зауралья. Подверглись нападениям башкир Окуневский острог, и далеко выдвинувшуюся на юг Среднего Притоболья слободу Камыцкую, после этого так и не восстановленную. Только во второй половине XIX века крестьяне основали на её месте деревню Ново-Каминскую (39).

Большой опасности русские поселения Южного Зауралья подверглись и в период самого крупного восстания 1735-1741 годов. 14 июня 1735 года И.К. Кириллов, выйдя с экспедицией из Уфы в район устья Ори, для обеспечения строительства провиантом приказал собрать его в Зауральских слободах. 17 июля из Тегенской слободы по ордеру Кириллова вышел обоз из 1084 подвод к Верхо-Ядный пристам (40). Их сопровождали конвой из 3 капральств Тонилова. 7 августа в районе озера Упли Карагай обоз был остановлен башкирами Сибирской дороги, отбившими 44 телеги и осадившими обоз. Только подошедшие 15 августа части Сибирского драгунского полка (330 чел.) и Сибирских городовых казаков (135) под командой полковника Арсенова отбили башкир от обода и он смог дойти до Оренбурга (41). Однако, в течение 1735 года восстание охватило всё больший район и пробило снабжение экспедиции провиантом из главной продовольственной базы Оренбурга - Южного Зауралья становилось всё более трудным. С этой целью И.К. Кириллов сформировал специальный отряд Тевкелева, обеспечивавшего разгром башкир в Зауралье и доставку оттуда припасов. 8 октября Тевкелев, прибыв в Теченскую слободу, сформировал до 26 октября новый обоз, также пробивавшийся с боями. Зимой в Южном Зауралье были сформированы ещё 3 обоза. Так, 2 декабря из Теченской слободы был отправлен обоз на 600 подводах. Конвой насчитывал 3 роты солдат, 50 мещеряков и татар и 50 казаков Зауральских слобод. Однако, и этот обоз был атакован и осаждён в 30 верстах от Верхояицкой пристани крупными силами башкир (более 1000). Гарнизон Верхояицкой пристани вымирал от голода "многие ис постели не вставали" (42). Отряд полковника Арсеньева из драгун Сибирского полка (507 человек) и крестьян Окунёвского дистрикта (98), вышедший на 4 января из Теченской слободы на выручку конвою по приказу Татищева сам был атакован по пути, превосходящими силами (более 5 тысяч) башкир Сибирской и Ногайской дорог и вынужден был пойти на переговоры с восставшими. Лояльные правительству башкиры передали, что "изменники" - договорились ни за что не пропустить русских правилам, "а буде вперёд пойдёт будут драться до последнего человека... все тут на своей земле помрём". Трудные условия местности "тесные места" и "глубокие снега" вынудили Арсеньева и конвой обоза вернуться в Теченскую слободу "за малолюдством". В письме Татищеву он потребовал регулярного войска 5 полков для установления устойчивой связи с Оренбургом. Это предрешило судьбу Верхояицкой крепости. 24 февраля в Теченской слободе узнали, что гарнизон крепости, обманутый обещанием выпустить его назад в Уфу был вырезан.

Эти события предопределили кампания 1736 года. 13 марта отряд из 6997 регулярных и нерегулярных воинов под командой полковника Арсеньева вышли из Теченской слободы на юго-запад "для искоренения бунтовщиков" и построения систем опорных пунктов для надёжного закрепления края (43). Поход сопровождался боями с отрядами восставших и разорённых башкирских деревень Зауралья. Большинство башкир бежало на Уральские горы или в степь, откуда они начали наносить удары по русским слободам и деревням Зауралья. Уже в апреле и мае 1736 года восставшие совершили несколько ожесточённых нападений на Катайский острог, от которых он смог отбиться лишь при помощи артиллерии и захватили скот по р. Исети. 2-3 июня башкиры вели штурм Крутихинской слободы, её им взять также не удалось. 2 июня отряд кочевников захватил и разорил село Уксянское, имевшее оборонительные сооружения. Также были разрушены сопредельные деревни Пески, Любимова, Нов-Таржина, Щипицына. Во владениях Далматова монастыря были разорены деревни Ключевская, Бугаева, Бисерова, Анчукова, Карпушина, Ложечной бор, Морозова. В них башкиры выжгли 14 дворов, убили 1 крестьянина, увели 170 лошадей, 22 головы скота (44). В Барневской слободе были разорены село Кабанье, деревни Заозерная и Батурино - выжжено 24 двора, убито 7 крестьян, отогнано 224 лошади, 281 головы рогатого скота, сотни овец. Восставшие разорили и Шадринскую слободу, но не смогли взять её острог (45). В присуде башкиры разорили село Воскресенское и деревню Куликову, избив там 25 крестьян. Под Теченской слободой восставшие разорили 6 деревень, где выжгли 76 крестьянских домов, убили 13 человек и 6 угнали в плен (47). В Пещанской слободе убиты 13 крестьян и 1 ясачного мещеряка, выжжено 27 дворов, отогнано 379 рогатого скота, 258 лошадей, 19 овец, "приколоты" 26 свиней. Такой же жестокостью отличались и набеги на Примиассье. Во время нападения на Окунёвский острог и деревни, были убиты 19 крестьян. В 13 его деревнях восставшие выжгли 185 дворов, отогнали и прикололи 930 лошадей, рогатого скота 594, 1924 голов овец, увезли 32 четверти хлеба и вытоптали 100 десятин. В округе села Воскресенского башкиры перебили 30 кретьян, угнали 600 лошадей и 200 голов рогатого скота, вокруг Чумляцкой слободы убили 7 крестьян, отогнали 336 лошадей, 492 скота, 758 овец (48).

Серии башкирских набегов подверглись и слободы Среднего Притоболья - Иковская, Утятская, Верх-Суерская и Царёво Городище. Так, в Иковской слободе восставшие убили на пашне 4 человека и отогнали 11 лошадей, из Верх-Суерей отогнали 100 лошадей по Утятскую слободу вышел отряд казахов, перебив 2 и взяв в плен 6 крестьян, угнав 8 лошадей. Башкиры совершили набеги на 8 деревень непосредственно слободы Царёво Городище - Арбинскую, Черёмухову, Утятскую, Кармацкую, Смолину, Воронову, Челнокову и Чинееву. Было убито 36 крестьян, угнано 120 лошадей, отогнано 30 голов скота, в деревне Чинеева выжжено 14 дворов. 3 июля 1737 года отряд восставших атаковал укреплённое Верх-Теченское поселье Далматова монастыря. После прибытия на выручку отряда поручика Гладыщева, башкиры отступили, ограбив ещё раз деревни Анчукову и Ложечной бор, захватив в плен 4 крестьян, несколько человек убив. Населения Приисетья и Примиассья, оставив дома сбегалось в слободы и остроги под защиту пушек, особенно много крестьян засело в Далматов монастырь. По округе ходили отдельные банды восставших, грабивших деревни, убивавших людей на дорогах. Архимандрит Порфирий сообщил в Тобольск митрополиту Антонию "Сидим мы, яко в осаде: даже выезжать никуда невозможно; везде по дорогам людей бьют" (49). В отместку за то, что русские покидали деревни с имуществом, повстанцы выжигали в них дома. Причиной этих набегов являлся рейд полковника Арсеньева весной 1736 года по башкирским кочевьям. Так, отпуская из плена захваченного в деревне Морозовой крестьянина Василия Колпачева, один из повстанцев сказал ему: "когда де войско русское из ближайших селений на нас выступит, то и тогда ты не уйдёшь: вы проданы нам ото всех полковников, которые в степь ходили" (50).

После набега 3 июля, благодаря размещению в Среднем Приисетье значительных воинских сил вотчина Далматова монастыря и территория Шадринского дистрикта в целом были защищены от набегов. В промемории из Сибирской слободы губернской канцелярии к Татищеву указывалось, что причина набегов - то, что "когда в 1735 году полковник Арсеньев с драгунским полком и протчею команд послан в партию на башкирские жилища для искоренения, и в то время пограничные слободы остались без всякого защищения" (51). В последующие годы восстания нападения кочевников совершались преимущественно на периферийные области русской колонизации Южного Зауралья. 9 июня 1737 года отряды башкир численностью свыше 4 тысяч человек сосредоточились в районе Багаряцкой слободы и в междуречье Тобола и Миасса, готовясь к борьбе. В первой половине июля восстание Мандар с отрядом в 1500 человек вышел на Р. Синару, а Бепеня с 2000 вышел к Катайской слободе, разоряя деревни русских и мещеряков (52). 7 июля отряд из 2000 человек вышел к Багаряцкой слободе, разоряя деревни её присуда. Под деревней Окуловой недалеко от слободы произошёл бой между восставшими и регулярной командой майора Д. Угрюмова. Набегу башкир подверглась и Пещанская слобода, где были убиты 2 и взяты в плен 8 человек (53). В Примиассье кочевники напали на Чумлянскую слободу, убив 6 человек. В августе 1737 года кочевники организовали нападение на Примиассье. 10 августа произошла стычка между отрядом села Воскресенского во главе с приказчиком Израилевым из 40 человек и отрядом башкир, наступавших на деревни. 11 августа башкиры осадили деревню Плотникову Окунёвского острога, но взять её не смогли. Было совершено и нападение на Чумляцкую слободу, где было убито 6 человек. В село Воскресенском башкиры убили 15 крестьян, 5 взяли в плен, отогнали 200 лошадей (54). В этот период в Зауралье происходили столкновения между восставшими и лояльными башкирами и мещеряками. Так, 9 июля кочевье мещеряков было остановлено отрядами повстанцев и только подход 200 "верных" башкир 5 волостей Зауралья спас их от разгрома.

22 сентября около 4000 восставших с Бененей и Мандаром пытались рагромить улуен "верных" башкир и мещеряков, но были отогнаны регулярной командой.

Нападениям подвергались и деревни Среднего Притоболья - Утятская, Иковская, Царёво Городище, Емуртлинская, Верх-Суерская, Суерский острог. В июне 1737 года мелкие группы башкир и казахов совершили нападение на работавших на пашне крестьян Утятской слободы - 6 человек убили, 1 ранили, 3 взяли в плен и угнали 10 лошадей (55). Под Иковской слободой башкиры отогнали 12 лошадей, в стычке убив 1 солдата Сибирского драгунского полку и 2 крестьян, убили 4, пленили 2, угнали лошадей и 919 голов скота, из Верх-Суерской угнали 500 лошадей, 100 голов скота, перебив 9 крестьян на покосе и 1 забрав в плен, из деревень Коросковой и Катаевой Суерского острога с крестьянских водопоев отогнали 35 лошадей (56).

Восставшие совершили нападения на 6 деревень Царёва Городища - Утятскую, Смолину, Челнокову, Шкоцкую, Белоярскую и Веденскую - только под последней были убиты 14 крестьян и отогнано 40 лошадей. Такое развитие восстания на Сибирской дороге и в 1737 году, несмотря на переброску в Южное Зауралье крупных воинских контингентов - Сибирского и Оренбурского драгунских полков, частей Тобольского и Енисейского пехотных полков, дворян, детей боярских и казаков Сибирских городов и поголовного вооружения местного населения заставило Татищева провести реформы в административной устройстве Башкирии и сопредельных территорий, в частности образования Исетской провинции в Зауралье. 21 октября 1737 года полковник И.Г. Арсеньев приказал пограничным слободам Зауралья - Песчанской, Чумлятской, Теченской селам Воскресенскому, Кириловскому, Бакланскому постоянно готовиться к отражению набегов. В октябре опасность разрушения угрожала району около Багарядской слободы и волостям "верных" башкирцев в Зауралье от отряда повстанцев в 2000 всадников, ушедших в октябре за Урал и продолжавших войну там (57).

В 1738 году в результате карательных походов из слобод Зауралья в степи и на Урал против основных масс восставших, а также строительства крепостей по Миассу, прикрывавших русские слободы от нападений, набеги башкир в район Примиассья и Приисетья прекратились. Однако, по прежнему под ударом мелких отрядов восставших, прятавшихся в степях, оказывались слободы Среднего Притоболья. Так, в 1738 году кочевники "подбегами" к Утятской (ранен 1 крестьянин, угнали 31 лошадь) Верх-Суерской убито 2 человека, угнано 255 лошадей) Емурлинской 80 лошадей, слободам и к 6 деревням Царёва Городища Утятской, Смолиной, Челноковой, Шкодной, Сизиковой, Белоярской 958).

В 1739 году башкиры убили 2 крестьян и отогнали 120 лошадей Верх-Суерской слободы. В 1740 году они отогнали 123 лошади Верх-Суерской слободы и совершили набег на новопостроенные крепости. В 1741 году на деревню Смолина слободы Царёва Городища (59). Однако, эти набеги не смогли серьёзно угрожать русским слободам Зауралья. После восстания 1735-1740 годов реформы административно-военного характера, результатом которых стало строительство укреплённых линий на юге и западе Южного Зауралья, сумели в значительной степени обезопасить население края от набегов, так, что следующие башкирское восстание 1755-1756 годов серьёзно не затронуло жизнь края. Последним крупным антиправительственным (но уже не антирусским) движением башкир Зауралья стало их участие в восстании Е.И. Пугачёва. Исетская провинциальная канцелярия доносила, что "все без изъятья иноверческих волостей старшины нужно с их подкомандующими ... генерально находились в бунте" (60), за исключением нескольких человек из 11 тысячного ясачного мужского населения Исетской провинции. Однако, необходимо отметить, что здесь башкиры выступили уже не противниками российского этноса, как это было в восстаниях с 1662 по 1756 года, но как один из его составляющих компонентов, вместе с Исетскими казаками и крестьянами, другими нерусскими народами. Причиной этого явилась достаточно гибкая политика правительства, сумевшая компенсировать потерю башкирами части земель путём повышения их статуса в Империи. Так, уже в указе от 10 декабря 1748 года императрица Елизавета Петровна повелела в период "когда с киргизкой стороны опасности нет" одну четверть казаков оставлять дома, а вместо них командировать на линию отряды служилых татар, мещеряков и башкир для несения службы в караулах (61).

В 1754 году с башкир указом Сената была снята уплата ясака с