Xreferat.ru » Рефераты по политологии » Политическая элита

Политическая элита

Р Е Ф Е Р А Т

ПО ПОЛИТОЛОГИИ


НА ТЕМУ:

«ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА»



Выполнил

ст-т группы: ГСС-III-11

Дедов И.М.

Как объясняют различные исследователи

понятие «политическая элита»?


В последние десятилетия термин «элита» не только прочно вошел в научный социологический и политологический язык, но и вышел далеко за его пределы, став общеупотребительным. Этот термин происходит от латинского eligere и французского elite — лучший, отборный, избранный. Начиная с XVII века он употреблялся для обозначения товаров наивысшего качества, а затем и для наименования «избранных людей», прежде всего высшей знати. В Англии, как свидетельствует Оксфордский словарь 1823г., этот термин стал применяться к высшим социальным группам в системе иерархизированного общества. Затем понятие стали использовать в генетике, биологии и других естественнонаучных дисциплинах. В общественных науках термин «элита» не применялся широко до конца XIX — начала XX вв. (т.е. до появления работ В. Парето), а в США — даже до 30-х годов нашего столетия. Если попытаться рассмотреть различные современные точки зрения на понятие «элита», то получится довольно пестрая картина. Элитой именуются: 1) получившие наивысший индекс в области их деятельности (В. Парето); 2) наиболее активные в политическом отношении люди, ориентированные на власть — организованное меньшинство общества (Г. Моска); 3) лица, пользующиеся в обществе наибольшим престижем, богатством, статусом (Г. Лассуэлл); 4) люди, обладающие интеллектуальным и моральным превосходством над массой безотносительно к своему статусу (Ж. Боден); 5) наивысшим чувством ответственности (X. Ортега и Гассет); 6) лица, обладающие позициями власти (А. Этциони); 7) формальной властью в организациях и институтах, определяющих социальную жизнь (Т. Дай); 8) меньшинство, осуществляющее наиболее важные функции в обществе, имеющее наибольший вес и влияние (С. Келлер); 9) «боговдохновенные» (которые откликнулись на «Высший призыв» (Л. Фрейнд); 10) харизматические личности (М. Вебер); 11) творческое меньшинство, противостоящее нетворческому большинству (А. Тойнби); 12) сравнительно небольшие группы, состоящие из лиц, занимающих ведущие позиции в политической, экономической, культурной жизни общества (соответственно политическая, экономическая, культурная элиты) — сторонники теории элитного плюрализма; 13) наиболее квалифицированные специалисты менеджеры и высшие служащие в системе бюрократического управления (представителя технологического детерминизма) и многие другие определения. Широкое хождение приобрел и термин «субэлита», сторонники которого отстаивают пирамидальную модель общества, а также «контрэлита» — для обозначения лидеров социальных низов.

Итак, подходы западных политологов к определению понятия «элита» весьма различны. Недаром отмечается, что все пишущие об элите интуитивно понимают, о чем идет речь, но, как только предпринимаются попытки выработать дефиницию, начинаются разногласия и разночтения. Но если все же сгруппировать эти определения, то выявятся два подхода к данной проблеме: ценностный (аксиологический) и структурно-функциональный. Сторонники первого объясняют существование элиты неким «превосходством» (интеллектуальным, моральным и т.д.) одних людей над другими, второго — исключительной важностью функций управления, которые определяют исключительность роли людей, выполняющих эти функции.

Долгое время против понятия «политическая элита» по разным мотивам выступали политологи самых разных направлений. Западные политологи, отстаивающие концепцию политического плюрализма, утверждают, что это понятие допустимо к употреблению лишь в отношении низкоорганизованных обществ, но оно совершенно неприемлемо для анализа политической системы постиндустриального общества. Тем не менее понятие «элита» ныне прочно утвердилось в социологической и политической литературе.

В политологии элитой именуются лица, которые получили наивысший индекс в области их деятельности. Равнозначные понятия понятию «элита» — «правящая верхушка», «правящий слой», «правящие круги».

Теория элит стала активно разрабатываться на рубеже XIX-XX вв. такими крупными представителями европейской политической мысли, как Г. Моска, В. Парето, Р. Михельс и др. Они исходили из того, что при любой форме власти меньшинство, которое В. Парето называл «элитой», а Г. Моска «политическим классом», осуществляет руководство «некомпетентными» массами.

Три качества, по мнению Г. Моска, открывает доступ к политическому классу, к элите — военная доблесть, богатство, священничество. Позже он уточнил, что этот класс должен создаваться на основе ума, способностей, богатства. Г. Моска описывает три способа, которыми политический класс закрепляет власть и обновляет себя — наследование, выборы, кооптация. С одной стороны, все политические классы стремятся стать наследственными, если не де-юре, то де-факто. С другой стороны, всегда есть новые силы, которые пытаются сменить старые.

Основываясь на историческом методе, Моска разрабатывает закон социальной дихотомии общества, который можно интерпретировать следующим образом: везде возникают два класса: класс правящий и класс управляемый. Первый — всегда малочисленнее, он выполняет все политические функции, монополизирует власть и извлекает выгоду из своей власти, в то время как другой, более многочисленный, и управляется, и контролируется пер классом, при этом таким способом, который является более или менее легальным либо более или менее произвольным и насильственным и который обеспечивает первому классу материальные возможности для существования, а такие жизненно необходимые средства для функционирования политического организма.

В дальнейшем этот тезис конкретизируется: во всех человеческих обществах, достигших известного уровня развития и культуры, политическое руководство осуществляется особым, организованным меньшинством — «политическим классом».

В работах крупного итальянского политолога В. Парето общество предстает в виде пирамиды с элитой на вершине. Наиболее одаренные из низов поднимаются наверх, пополняя ряды правящей элиты, члены которой, в свою очередь, деградируя, «опускаются вниз», в массы. Происходит циркуляция, или «круговорот элит». В. Парето приписывал управляющим два главных качества: умение убеждать, манипулируя человеческими эмоциями, и умение применять силу там, где это необходимо. Сила и управление являются инструментами господства на всем протяжении истории.

Французский политолог Л. Боден считает, что политическую элиту составляют люди, обладающие высоким положением в обществе и благодаря этому влияющие на социальный процесс, люди обладающие интеллектуальным и моральным превосходством над остальной массой людей. Основоположник политологии М. Вебер считал, что политическую элиту составляют харизматические личности. А. Тойнби говорит, что элита — это творческое меньшинство, противостоящее нетворческому большинству и др. Таким образом подходы западных политологов к понятию «элита» весьма различны. Но тем не менее можно выделить два основных подхода к данной проблеме: ценностный и структурно-функциональный.

Структурно-функциональный подход игнорирует классовый характер правящей элиты, грешит абсолютизацией формального механизма власти, а сторонники ценностной концепции сводят все к тому, что элита — это смелые, мудрые, дальновидные люди. Однако исследования неизменно опровергают такое утверждение. В реальной жизни — это зачастую циничные, корыстолюбивые, коррумпированные, не брезгующие никакими средствами лица.

Политическая элита — это большая социальная группа, обладающая определенным уровнем политического влияния и являющаяся основным источником руководящих кадров для институтов власти того или иного государства или сообщества.

Из вышесказанного следует, что элита охватывает наиболее влиятельные круги и группировки экономически и политически господствующего класса. Это люди, которые сосредоточили в своих руках большие материальные ресурсы, технико-организационные средства, средства массовой информации. Это профессиональные служащие, политики и идеологи и т. д. Но политическая элита — это не просто арифметическая сумма правителей и властителей. Это образование более сложное. Суть не только в том, что ее члены концентрируют в своих руках власть путем монополизации права на принятие решений, на определение целей, но это прежде всего особая социальная группа, которая основана на глубоких внутренних связях входящих в нее политиков, идеологов и т.д. Их объединяют общие интересы, которые связаны с обладанием рычагами реальной власти, стремлением сохранить на них свою монополию, не допустить к ним другие группы, стабилизировать и укрепить позиции элиты как таковой, а следовательно, и позиции каждого ее члена.


Происхождение, виды и функции политических элит.

Политическая элита современного российского общества.


Элиты присущи всем обществам и государствам, ее существование обусловлено действием следующих факторов:

1) психологическим и социальным неравенством людей, их неодинаковыми способностями, возможностями и желанием участвовать в политике;

2) законом разделения труда, который требует профессионального занятия управленческим трудом как условия его эффективности;

3) высокой общественной значимостью управленческого труда и его соответствующим стимулированием;

4) широкими возможностями использования управленческой деятельности для получения различного рода социальных привилегий. Известно, что политико-управленческий труд прямо связан с распределением ценностей и ресурсов;

5) практической невозможностью осуществления всеобъемлющего контроля за политическими руководителями;

6) политической пассивностью широких масс населения, главные жизненные интересы которых обычно лежат вне сферы политики.

Все эти и другие факторы обусловливают элитарность общества. Сама политическая элита внутренне дифференцирована. Она делится на правящую, которая непосредственно обладает государственной властью, т. е. — это политическая элита власти, оппозиционную (т. е. контрэлиту), на высшую, которая принимает значимые для всего государства решения, среднюю, которая выступает барометром общественного мнения (включающая около 5 % населения), административную — это служащие-управленцы (бюрократия), а также различают политические элиты в партиях, классах и т. д. Но разграничение политических элит не значит, что они не взаимовлияют и не взаимодействуют друг с другом.

Таким образом элитарность современного общества — это реальность. Устранить же политическую элитарность можно лишь за счет общественного самоуправления. Однако на нынешнем этапе развития человеческой цивилизации самоуправление народа — это скорее привлекательный идеал, утопия, чем реальность.

Для демократического государства первостепенную значимость имеет не борьба с элитарностью, а решение проблемы формирования наиболее квалифицированной, результативной и полезной для общества политической элиты, своевременного ее качественного обновления, предотвращения тенденции отчуждения от народа и превращения в замкнутую господствующую привилегированную касту. Иными словами, речь идет о необходимости создания соответствующих институтов, которые обеспечивали бы эффективность политической элиты и ее подконтрольность обществу.

Уровень решения этой задачи во многом характеризует социальная представительность элиты, т. е. представление различных слоев общества, выражение их интересов и мнений в политической элите. Такое представительство зависит от многих причин. Одна из них — социальное происхождение и социальная принадлежность Строго говоря, социальная принадлежность во многом определяется принадлежностью к элите, поскольку вхождение в элиту обычно означает приобретение нового социального и профессионального статуса и утрату старого. Так, например, рабочий, будучи избран в парламент, как правило, оставляет свою прежнюю профессию, хотя и сохраняет половозрастные, этнические и другие характеристики.

Социальное происхождение представителей элиты влияет на их социальную ориентацию. Так, например, выходцам из среды фермеров, рабочих, служащих и других групп легче понять специфические запросы соответствующих слоев населения. Но совсем не обязательно, чтобы интересы рабочих защищали рабочие, крестьян — крестьяне, молодежи — молодежь и т. п. Часто это могут лучше делать политики-профессионалы, выходцы из других групп общества.

Непропорциональность в социальных характеристиках элиты и населения в современных государствах достаточно велика. Так, например, сегодня в странах Запада выпускники университетов представлены в элите значительно шире, чем другие группы. Это связано с достаточно высоким социальным статусом родителей. В целом же непропорциональность представительства различных слоев в политической элите обычно растет по мере повышения статуса занимаемой должности. На нижних этапах политико-управленческой пирамиды низшие слои населения представлены значительно шире, чем в верхних эшелонах власти.

Но более важной, по сравнению с социальным происхождением, гарантией социальной представительности элиты, выступает организационная (партийная, профсоюзная и т. п.) принадлежность руководителей. Она прямо связана с их ценностными ориентациями. Кроме того, партии и другие организации обычно имеют достаточно возможностей для воздействия на своих представителей в нужном направлении.

В современном демократическом обществе партийные механизмы контроля за элитами дополняются государственными и общественными институтами. К таким институтам относятся выборы, средства массовой информации, опросы общественного мнения, группы давления и т.д.

Так кто же все-таки входит в политическую элиту? Из кого же состоит?

В состав политических элит входят: высшие руководящие кадры, управленцы и идеологи (интеллектуалы, представители артистического мира, духовенства), суждения и мнения которых пользуется огромным авторитетом.

Но в состав элит входят не только лица и группы, непосредственно участвующие в управлении, но и наиболее влиятельные экономические и административные круги, руководители средств массовой информации, учебно-просветительских учреждений, а также члены семей влиятельных лиц, хотя они вроде бы непосредственно не участвуют в принятии решений и в реализации политики. В состав политической элиты входят также те представители правящего класса, которые формально не связаны с политикой, но оказывают закулисное влияние на принятие политических решений, они играют роль так называемых «серых кардиналов». Они не могут оказывать прямую (материальную и моральную) помощь, ограничивать ее или вообще не оказывать ее, но в определенное время они могут становиться главными действующими лицами политического процесса. Так или иначе элита занимает важное место среди субъектов политики. По существу, политика — это продукт элиты, ее функция, причем функция социально необходимая, которая выражает интересы всего общества.

Роль элиты в обществе, в управлении, экономике и т. д. отражают ее функции:

1) элиты играют важнейшую роль в определении политической воли социальной группы, всего класса и в разработке механизмов реализации этой воли;

2) элиты призваны формировать политические цели своей группы, класса, их программные документы;

3) элиты регулируют деятельность по политическому представительству группы, класса, дозируя поддержку, усиливая или ограничивая ее;

4) элиты являются основным резервом руководящих кадров, центром набора и расстановки руководителей на различные участки политического и государственного управления.

Раскрывая сущность, роль и состав элиты, важным, на наш взгляд, является вопрос о том, из кого состоит «новая политическая элита» России сегодня. Вопрос этот важный не только для анализа Характера нынешней власти, но и для выявления ее перспектив. Для того, чтобы ответить на данный вопрос, нужно сначала посмотреть на состав общественного движения, которое на протяжении последних лет боролось с советским (коммунистическим) режимом. В этом демократическом «потоке» доминировали представители следующих социально-политических групп:

1. Интеллигенты, которые благодаря своей профессиональной деятельности особенно остро чувствовали репрессивный характер старого режима, осознавали его бесперспективность.

2. Имевшиеся во всех других массовых слоях общества искренние приверженцы демократических ценностей и национального возрождения, т. е. идейные противники коммунистического режима.

3. Люди, в той или иной мере пострадавшие от прежнего режима, причем не только репрессированные, диссиденты и политзаключенные, но и все граждане, чья жизнь, по их убеждению, была искалечена, исковеркана тоталитаризмом.

4. Некоторые интеллектуалы из партийной элиты. Именно они, имея доступ к средствам массовой информации, смогли нанести первые ощутимые удары по официальной мифологии, начать «революцию в сознании».

5. Демократически, реформистски, рыночно-ориентированные представители хозяйственной элиты.

6. Прагматики во всех звеньях властных и управленческих структур, которым все равно, каким богам молиться, лишь бы служить, а точнее — править, т. е. это «демократы по обстоятельствам».

7. Аутсайдеры — карьеристы из самых различных социальных групп, которые стремились использовать демократические движения как социальный «лифт».

Но не все представители перечисленных категорий смогли войти в новую элиту. Выходцы из первых трех групп оказались в целом слишком непрактичными для того чтобы править. Остальные же составили основу сегодняшней власти. И здесь бросается в глаза то, что новые политики так или иначе, непосредственно или косвенно, социально или профессионально были связаны со старой верхушкой, втянуты в орбиту ее влияния. И более того, высокий удельный вес в новой элите «реформаторов» и «прагматиков» (5-я и 6-я группы) позволяет говорить о рождении новой элиты в недрах старой и следовательно о сильной зависимости первой от второй.

Социальный «лифт» поднял на вершине тех, кто еще вчера были далеки от рычагов власти. Этот «лифт» вывел на авансцену и тех, кто занимал малопрестижные этажи властной и бюрократической пирамиды, а также привлек в политику интеллигенцию, и все это изменило внешний облик элиты, но не более того. Она приобрела с помощью прессы и телевидения новую рекламную упаковку, но не смогла трансформироваться качественно. Более того, как свидетельствуют факты, вчерашние защитники народа, борцы за соци­альную справедливость превратились в сиятельных вельмож, которые присвоили привилегии старой элиты и даже приумножили их.

При анализе нынешней элиты отмечается, что верхние эшелоны власти в целом характеризуются рыхлостью, дезинтегрироваваностью (разъединением). Общая основа, которая связывает воедино различные группировки элит, крайне слаба и, более того, между ними идет борьба за единоличное господство и вытеснение противника из верхних эшелонов вообще. Эта борьба, в которой нет ничего святого, подчиняет себе общественные функции и цели государственной власти, обеспечивает политические ориентации группировок, которые входят в правящую элиту. Их трансформации, неожиданные союзы, «измены» и предательства, отколы и расколы, «переодевание» «левых» в «правых», либералов и т. д. — все это свидетельствует о том, что большинство нынешних лидеров находится в поиске собственного политического и идеологического «Я».

Одна из важнейших причин слабости политической элиты — это отсутствие у большинства составляющих ее групп широкой социально-политической опоры. Поэтому они и элита в целом почти лишены возможности использовать широкую и организованную поддержку «снизу», как это было хотя бы в августе 1991 года.

Слабость политической элиты также особенно отчетливо проявляется в духовной сфере; И если можно выявить «текущие» политические ориентации входящих в эту элиту группировок, то ориентации идеологические фактически отсутствуют — это и нравственные ценности, социально-политические доктрины, четкая долговременная программа реформ.

Попытки механически перенести на отечественную почву западноевропейской идеологии — либерализм, социал-реформизм и др. — заканчиваются неудачей. Их ценности на этой почве быстро перетолковываются на своеобразно прагматический лад: индивидуализм превращается в безудержный эгоизм, свобода — в своеволие и безответственность, конкуренция — в абсолютное право сильного и т. п. Попытки создать идеологические платформы, которые отвечают своеобразию времени, упираются в лозунг «деидеологизации», под которым в свое время нынешние лидеры штурмовали коммунистические твердыни, Таким образом нынешняя политическая элита демонстрирует неспособность создать целостную систему новых идей, которые способны объединить и вдохновить общество.


Политическое лидерство: природа, функции и типология


Деятельность различных партий, общественных организаций персонифицируются в конкретных личностях — лидерах. Лидерство как социальное явление внутренне присуще природе человека. Уже на первых этапах развития человека его существование было немыслимо без формирования и взаимодействия тех или иных моделей группового поведения. А это обусловило выбор такого порядка общественной жизни, где ведущую роль играли люди опытные, сильные, умные, которые получали признание, доверие, авторитет среди своих соплеменников. От лидерства в личностном виде общество переходило к более сложным формам: к институтам лидерства, к групповому лидерству.

Нельзя утверждать, что для отечественной науки проблема лидерства является новой. Отдельные ее аспекты рассматривались историками, философами, политологами и представителями других общественных дисциплин.

Долгое время в отечественном обществознании господствовала точка зрения, что если ликвидированы антагонистические противоречия, то автоматически сняты проблемы политического лидерства. Однако проблема существовала и, более того, в условиях советского общества борьба за власть, внедрение и реализация политических программ, смена и утверждение политических лидеров часто оборачивались культом личности, беззаконием и массовыми репрессиями.

В условиях демократизации возрастает роль научного управления жизнью общества, значение изучения проблемы политического лидерства и политических элит.

Лидерство рассматривается в политологии как один из механизмов регулирования отношений людей, социальных групп, институтов, общества в целом. Его сущность составляют отношения доминирования и подчинения, влияния и следования.

Для понимания политического лидерства необходимо выяснить его природу. Приоритет здесь принадлежит зарубежным политологам. Общая линия исследования шла от анализа черт личности лидера, взаимоотношений лидера и его последователей к разработке классификации различных стилей лидерства.

1. «Теория черт» закономерно вырастает из анализа идеальных лидеров — героев. Важную роль в ее создании сыграл английский ученый XIX в. Ф. Гальтон, психолог и антрополог, который попытался перенести биологические законы на человеческое общество. Суть теории сводится к попыткам выявить набор желательных или обязательных психологических черт личности лидера. Был собран большой фактиче­ский материал. Однако выяснилось, что чисто эмпирическое обобщение личностных черт лидеров не дает ожидаемого эффекта: чем детальнее и подробнее становились перечни черт, тем точнее они совпадали с полным набором психологических и социальных черт личности вообще. В самих исследованиях обнаружились противоречия. Американский политолог Р. Стогдилл, обобщив результаты 124 исследований лидерства, столкнулся с большим разбросом мнений: не было ни одной черты лидера, с которой были бы согласны все авторы. Оспаривались даже такие необходимые лидеру черты как ум, сила воли, принципиальность. Некоторые авторы писали, что волевые и принципиальные люди, способные противостоять массовым настроениям, превращаются в изгоев общества, а лидером становятся те, кто идет на поводу у групповых ожиданий, уступает желанию большинства.

2. Но это уже приверженцы второй волны «теории черт». Они стали различать чисто личностные свойства лидеров и черты их поведения, связанные с выполнением определенных политических задач. В этом сказалось влияние бихевиоризма. Фокус понимания переносится на поведение лидера, вводится понятие «ситуации» и «стиля лидера». Сторонники ситуационного подхода исходят из того, что различные черты лидера варьируются в зависимости от ситуации. Американский политолог Ю. Дженнингс отмечал: «Нет сомненияния что если ситуация созрела для Наполеона, то Наполеон созрел для ситуации. Великий лидер «чувствует» ситуацию,... когда он ее может использовать..., обратить в свой актив». (Ашин Г. К. Критика современных буржуазных концепций лидерства. М., 1978. С. 51).

3. Весьма близка ситуационному подходу теория определяющей роли последователей. На первый план выдвигается анализ не самих лидеров, а их последователей, их интересов и запросов. Природа лидерства в данном случае исследуется через призму анализа взаимоотношений «лидера» и «ведомых». Группа сама выбирает себе лидера, который удовлетворяет ее. Поэтому тайна лидера не в нем самом, а в психологии и запросах его последователей. Сторонники этой теории считают, что определяющая роль ведомых оказывает на лидера негативное влияние. В этом они видят главную причину ослабления лидерства в настоящее время.

Современные западные политологи определяют лидерство как многогранное понятие. При его понятии выделяются: а) характер самого лидера; б) свойства его приверженцев, избирателей; в) взаимосвязь его с избирателями (конституентами); г) конкретные ситуации: в которых лидерство осуществляется. Таким образом, у лидерства много аспектов и сводить все только к личностным факторам нельзя.

Политический лидер одновременно является субъектом и объектом политического процесса. Субъектом его делает то, что он по своим незаурядным качества становится во главе социально-политических движений с целью реализации интересов общностей, его выдвигающих. Ради этого лидер наделяется властными полномочиями, т. е. правом направлять усилия, волю, интеллект людей, а также оперировать материальными, финансовыми ценностями.

Политический лидер одновременно и объект политики. Различные эпохи, разные классы и социальные группы требуют лидеров, обладающих различными качествами, в основе которых постоянно действующий критерий — эффективность его деятельности для удовлетворения запросов и интересов той общности, которая прибегла к его услугам. Более того, в решении различных проблем он всегда испытывает влияние и давление различных заинтересованных сторон и должен быть готов к восприятию их предложения и требований, к компромиссам.

Политическое лидерство имеет определенные признаки: 1) наличие собственной политической программы, умение реализовать ее; 2) популярность, авторитет, ответственность. Только тот, кто способен взять на себя ответственность, и может выступать в роли лидера; 3) постоянно всей своей практикой доказывать право на лидерство и оправдывать кредит доверия.

Политические лидеры, выражая интересы определенных классов и партий, оказывают значительное воздействие на ход событий.

Роли лидеров особенно велика в переломные периоды развития, когда требуется быстрое принятие решений, способность правильно понять конкретные задачи. При этом бытует мнение, что «сильный лидер» может решить все проблемы.

Действительно, на определенном этапе может возрасти эффективность деятельности при жестком, требовательном лидере. Но основная задача лидера вызывать активность, устранять пассивность, вовлекать массу людей в решение назревших проблем общественной жизни.

В этой связи политическая наука считает необходимым особо выделить следующие черты лидера:

— умение учитывать, выражать и отстаивать взгляды той или иной общественной группы;

— интересы общества для него должны быть выше личных интересов. Именно это создает ему в значительной мере авторитет;

— способность организовать активные действия людей;

— коммуникабельность и ораторские способности;

— высокая политическая культура;

— яркая личность, эрудированность, корректность (т. е. вежливость), высокие нравственные качества — честность и порядочность;

— политический лидер должен иметь собственную политическую программу и должен бороться за осуществление этой программы. Поэтому важны такие личные качества лидера как: воля, целеустремленность, настойчивость;

— важной чертой является популярность, т. е. умение завоевать массы.

Лидерами не рождаются, а становятся, их создает авторитет. Поэтому овладеть искусством лидера способен не каждый субъект политики. Им может быть только личность, которая отличается самостоятельностью мышления, выражает интересы масс. Принимая политические решения — уметь приспособить их к реальным условиям находить правильные управленческие решения.

С научной точки зрения представляет интерес типология лидеров. Различается формальная типология, основанная на функциональном анализе, связанном с масштабами функций лидера. Ведь лидер оппозиционной партии — это совсем не то, что лидер государства, или выразитель региональных политических интересов, или глава религиозного движения. В основе классификации лежат и такие критерии, как содержание, стиль деятельности лидера, его авторитет.

Одна из первых типологий была предложена немецким социологом М. Вебером. В ее основе лежит классификация авторитета лиц, осуществляющих власть. Понимая под лидерством способность «отдавать приказы и вызвать повиновение», М. Вебер различал:

1) традиционное лидерство, основанное на вере в святость традиций (например, старший сын монарха после его смерти сам «законно» (или легитимно) становится монархом;

2) рационально-легальное лидерство, основанное на вере в законность существующего порядка и его «разумность». В нем лидер — чиновник выступает не как индивид, от которого исходит власть, а как агент определенной государственной функции, рациональной с точки зрения целостности системы (вспомним годы правления Л. И. Брежнева и К. У. Черненко);

3) харизматическое лидерство, основанное на вере в сверхъестественные способности вождя, на культе его личности. Подобный лидер обладает в глазах последователей подчас магической силой. Харизматическое лидерство, по М. Веберу, возникает в критических ситуациях. Со стабилизацией социальной системы оно трансформируется в традиционное или бюрократическое, происходит «рутинизация харизмы».

Авторитет традиционного лидера, согласно М. Веберу опирается на многолетний обычай. Человек обладает «правом на лидерство» благодаря происхождению, принадлежности к элите. Такой тип лидерства характерен для доиндустриального общества.

Бюрократическое лидерство присуще индустриальному обществу. Оно возникает в том случае, когда лидером становятся не в силу каких-то особых качеств личности, а с помощью законных бюрократических структур. Бюрократическое лидерство обезличено.

Среди отмеченных типов лидерства наиболее большой интерес вызывает харизматический. Понятие «харизма» означает «божия благодать». Этот термин применяется к индивиду, который выделяется из среды обыкновенных людей и считается наделенным сверхъестественными, сверхчеловеческими, исключительными способностями. Они рассматриваются как исходящие из божества, и на их основе индивид признается лидером. Для этого типа лидерства характерна фанатическая преданность последователей лидеру. Всякое сомнение в его качествах рассматривается как святотатство. В этом М. Вебер усматривает важнейшие отличия этого типа лидерства от бюрократического и традиционного.

Порой харизматический лидер способен не только своими поступками, но и одной лишь силой морального воздействия, самим фактом своего существования преодолеть разобщенность общества. Но нельзя не видеть и негативных аспектов этого процесса, когда харизматический лидер с легкостью окружается ореолом незаменимого.

По стилю деятельности типы лидера выделяются как авторитарный и демократический.

Авторитарный — это лидер, требующий монопольной власти. Связи между членами группы сведены на нет и проходят под контролем лидера. Авторитарный лидер пытается повысить активность подчиненных административными методами. Его главное орудие — «железная требовательность», угроза наказания.

Демократические же лидеры инициируют максимальное участие каждого в деятельность групп, не концентрируют ответственность, а стараются распределить ее среди членов группы, создают атмосферу сотрудничества.

По характеру деятельности типы лидерства выделяются как:

1) универсальный, то есть постоянно проявляющий качество лидера;

2) ситуационный, проявляющий качество лидера в определенной ситуации.

По содержанию типы лидерства выделяются как:

а) лидер-вдохновитель, разрабатывающий и предлагающий программу поведения;

б) лидер-исполнитель, организатор выполнения уже заданной программы;

в) лидер, являющийся одновременно и вдохновителем, и организатором.

По видам деятельности различают «формальное» и «неформальное» лидерство.

Формальный лидер связан с установленными правилами назначения руководителя и подразумевает функциональные отношения.

Неформальный лидер возникает на основе личных отношений участников. Эти виды лидеров либо дополняют друг друга и сочетаются в лице авторитетного руководителя, либо вступают в конфликт и тогда эффективность организации падает.

Политологи обычно разделяют индивидуальное лидерство — лидер и его последователи и коллективное лидерство — элита и массы.


Л И Т Е Р А Т У Р А:


  1. Фролова М.А. Политология — студенту в вопросах и ответах: выпуск 1/ Академия педагогических и социальных наук. — Москва-Воронеж: 1997. — 96 с.

  2. Политология: курс лекций: учебное пособие для вузов/ под редакцией А.А. Радугина. — Изд. 2-е, доп. — М: Центр, 1999. — 221 с.

  3. Малькова Т.П., Фролова М.А. Массы. Элита. Лидер. М, 1993.