Xreferat.ru » Рефераты по истории » Рабочее движение в России в конце XIX начале XX в.

Рабочее движение в России в конце XIX начале XX в.

«Российское рабочее и социал-демократическое движение в конце XIX начале XX веков»


Введение: 2

1. особенности формирования русского пролетариата и первые его организации 3

2. Социал-демократическое движение на рубеже XIX-XX веков. РСДРП. 6

3. Большевизм и реформизм – две разновидности международной социал-демократии в начале XX века. 13

Заключение: 25

Литература. 26


Введение:

Н
ачало XX в. стало временем значительного революционного и общественного подъема. Центр революционного движения переместился из Западной Европы в Россию. Ведущей силой революционной борьбы был российский пролетариат, который именно в это время «…впервые противопоставляет себя, как класс, всем остальным классам и царскому правительству»1. Во главе пролетариата стояли революционные социал-демократы. Все это определяло принципиальные отличия революционного кризиса начала прошлого века: к объективным признакам революционной ситуации присоединился фактор субъективный. Появляются условия непосредственного перерастания революционной ситуации в революцию. От экономических стачек конца 19 в. к антиправительственным демонстрациям, в дальнейшем к схваткам с полицией и войсками; от стачек в пределах предприятия до стачек-денмонстраций; от предъявлений чисто экономических требований к требованиям политическим. Переход российского пролетариата от экономических требований к политическим пробудил к активности другие социальные группы и классы русского общества.


1. особенности формирования русского пролетариата и первые его организации


На рубеже двух веков российская социал-демократия вступила в качественно новую стадию своего развития. Шел процесс перехода от кружковщины к формированию единой политической партии рабочего класса. Но т.к. внутри социал-демократии продолжали существовать несколько течений, имевших свое видение путей революции, то этот процесс протекал не просто. Наибольшим авторитетом и признанием в среде российских социал-демократов пользовалось т.н. ортодоксальное направление, ведущее свою родословную от группы "Освобождение труда" и получившее в дальнейшее развитие в Петербургском "Союзе борьбы за освобождение рабочего класса" и в однородных с ним организациях.

В конце 90-х гг. XIX в. в российской социал-демократии появились "легальные марксисты" и "экономисты", представители которых предприняли попытку "модернизации" марксистской ортодоксии. Разделяя многие идеи Э.Бернштейна, "легальные марксисты" и "экономисты" стремились приспособить и развить их применительно к конкретным российским условиям.

Наряду с вышеперечисленными течениями в российской социал-демократии возникли и стали набирать силу национальные партии и организации. Причем некоторые из них организационно оформились в партии раньше, чем РСДРП. Так, зарождение польской социал-демократии (группа "Пролетариат") и армянской партии социал-демократической ориентации Гнчак относится еще к 80-му году прошлого века. В 1893 г. на основе слияния партии польских социалистов и Союза польских рабочих образуется Социал-демократия Королевства Польского. Позже с ней сливаются социал-демократы Литвы. В 1897 году возникает Всеобщий еврейский рабочий союз - Бунд. На исходе XIX века оформляются организационно а национальной основе группы социал-демократов в Латвии и на Украине.

Таким образом, на рубеже двух веков социал-демократическое движение в стране представляли как общероссийская РСДРП, так и ряд национальных партий.

Кружковщина (наличие различных групп и течений) были характерны и для народнического движения. Оно, преодолев кризис, сумело перестроиться к концу XIX века, восприняв, с одной стороны, новые идеи, шедшие с Запада, а с другой, возрождая революционные народовольческие традиции. Молодое поколение народников, жаждущее активных революционных действий, сменило свое название. Термин "народовольцы" ушел в прошлое. Вместо него широкое распространение получил новый: "социалисты-революционеры" или в сокращении - эсеры. Началось объединение народнических групп и кружков.

Народнические идеи находили благодатную почву в национальных регионах. При этом образование национальных партий народнической ориентации (Дашнакцутюн в Армении и Польской социалистической партии) опередило складывание таковой в общероссийском масштабе. Несколько позже, уже в начале нашего века национальные движения эсеровского направления оформляются в Грузии, на Украине и в Белоруссии.

Итак, в России в это время интенсивно шел процесс формирования партий революционно-демократической ориентации. Форсированное развитие капитализма "сверху", развитие городских структур, рост численности рабочего класса, расслоение деревни настоятельно выдвигали перед революционной мыслью необходимость пересмотра народнической доктрины. Этому способствовало также усвоение определенными кругами радикальной, в том числе и народнической интеллигенции идей марксизма. Созданная в 1983 году группа "Освобождение труда" положила начало русской социал-демократии и сделала первый шаг навстречу рабочему движению. Закономерным этапом в развитии рабочего и социал-демократического движения в России стало образование РСДРП в 1989 году. После съезда российская социал-демократия переживала полосу глубокого кризиса. В конце 90-х годов социал-демократическое движение встало перед альтернативой: либо сосредоточить все свои усилия на улучшении экономического положения рабочих, либо готовить пролетариат к революционному свержению самодержавия. Это и определяло различное отношение к организационным принципам построения партии. Сторонники первой точки зрения, так называемые "экономисты", считали необходимым создавать партию не на основе нелегальных революционных кружков интеллигенции, а на широкой основе легальных рабочих организаций. Говоря иными словами, на основе создания тред-юнионистского рабочего движения. В 1899 году концепция "экономизма" была изложена в документе, получившем название "CREDO" (Верую), автором которого была член заграничного "Союза русских социал-демократов" Е.Д.Кускова. "Союз" занимал особую позицию, отличную как от плехановской группы "Освобождения труда", так и от Петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". В "CREDO" было заявлено, что российский пролетариат еще "не созрел" для участия в сознательной политической борьбе, которую способны вести на данном этапе лишь либералы. Подобная позиция была совершенно неприемлема для революционного крыла российской социал-демократии. С критикой "CREDO" выступили 17 авторитетных участников социал-демократического движения, находившихся в то время в ссылке ("Протест российских социал-демократов"). Для них данная программа была равносильна "политическому самоубийству". Главную задачу рабочего движения они видели в основании самостоятельной рабочей партии, нацеленной на захват политической власти пролетариатом для организации социалистического общества.


2. Социал-демократическое движение на рубеже XIX-XX веков. РСДРП.


Важным этапом в создании партии революционного действия стал выход газеты "Искра". В редакцию этой общерусской газеты входили: Ленин, Плеханов, Мартов, Аксельрод, Потресов, Засулич. "Искра" сыграла важную роль в идейно-политическом и организационном оформлении социал-демократических комитетов и групп. Постепенно большинство местных социал-демократических организаций присоединялись к программе, организационному плану и тактике "Искры". Повороту социал-демократических комитетов на строну "Искры" содействовала, кроме всего прочего, публикация проектов программы РСДРП, подготовленных членами редакции газеты. После дискуссий коллективный проект программы партии был одобрен и представлен Второму съезду РСДРП, состоявшемуся в Брюсселе-Лондоне в июле-августе 1903 года. В его работе участвовало 43 делегата от 26 социал-демократических организаций. На съезде были представлены различные течения в российской социал-демократии: твердые искровцы (24 голоса), "мягкие" искровцы (9), "экономисты" (3), бундовцы (5), колеблющиеся или болото имели 10 голосов.

Искровская программа была принята съездом. Она состояла из двух частей - программы-максимум и программы-минимум. В программе-максимум была сформулирована конечная цель социал-демократии - установление диктатуры пролетариата и построение социалистического общества. Программа-минимум предусматривала свержение самодержавия и установление демократической республики. В ней содержались такие требования: всеобщее, равное и прямое избирательное право, широкое местное самоуправление, неприкосновенность личности и жилища, неограниченная свобода совести, слова, печати, собраний, стачек и союзов. Важным являлось и положение о праве наций на самоопределение, право населения получать образование на родном языке, право каждого гражданина объясняться на родном языке на собраниях, введение родного языка наравне с государственным во всех учреждениях. Программа партии также содержала требования восьмичасового рабочего дня, государственного страхования рабочих на случай старости, полной или частичной потери к труду, запрещения сверхурочных работ.

В целях устранения остатков крепостничества и в интересах свободного развития классовой борьбы программа выдвигала отмену выкупных и оброчных платежей, учреждение крестьянских комитетов для возвращения сельским обществам земель, отрезанных у крестьян при уничтожении крепостного права.

Указанные требования, выражая интересы рабочих, крестьян, широких мелкобуржуазных слоев народа многонациональной России, создавали хорошую основу для их сплочения в борьбе за революционно-демократическое преобразование страны.

Характерно, что программа отражала типичные как для российской, так и в значительной степени для международной социал-демократии представления об общественном прогрессе. Общественный прогресс понимался российской социал-демократией всецело как движение к социализму. Все, что способствовало этому, считалось прогрессивным и должно было поддерживаться партией. В соответствии с этим прогресс, например, экономики мыслился лишь на путях обязательной замены частной собственности общественной. Для аграрного сектора это означало, что мелкокрестьянское хозяйство обречено исторически и ему на смену должно обязательно прийти крупное коллективное, которому принадлежит будущее.

В тесной связи с программой находились решения Второго съезда РСДРП по вопросам тактики: об отношении к либералам, о социалистах-революционерах, о демонстрациях, профессиональной борьбе, об отношении к учащейся молодежи и т.д. При выработке этих вопросов делегаты съезда исходили из положения: РСДРП поддерживает всякое оппозиционное и революционное движение, направленное против самодержавного строя.

В конце работы съезда состоялись выборы в центральные органы партии. После острой дискуссии была избрана редакция Центрального органа партии "Искры" (Плеханов, Ленин, Мартов). Однако Мартов отказался войти в ЦО. Вслед за редакцией ЦО был избран ЦК РСДРП в составе Кржижановского, Ленгника и Носкова. Таким образом, съезд закрепил победу твердых искровцев. Отсюда пошло разделение российской социал-демократии на большевиков и меньшевиков. Однако это не следует понимать, как глобальный раскол партии: меньшевистская и большевистская партии существовали в рамках одной РСДРП, руководствуясь единой программой и уставом. Вплоть до 1917 года РСДРП являлась по форме единой партией, в которой взаимодействовали и функционировали две фракции, неоднократно распадавшиеся, в свою очередь, на ряд течений и групп. Между ними постоянно шли дискуссии о путях, методах и условиях борьбы за победу буржуазно-демократической революции и созданию условий для перехода России к социализму.

И в большевистской, и в меньшевистской фракциях РСДРП находились яркие личности, вошедшие в историю российского и международного рабочего движения. Видным идейным лидером меньшевизма был Мартов. Он принадлежал к тому же поколению социал-демократов, что и Ленин.

В начале ХХ века в России, наряду с социал-демократией, в активную политическую деятельность вступила и другая сила - социалисты-революционеры (эсеры), которые являлись главной партией крестьянской демократии. Она создавалась в конце 1901 - начале 1902 года в результате слияния нескольких неонароднических организаций. Название партии "социал-революционеры" не было случайным. Оно происходило от того, что эсеры ставили своей задачей преобразование общества на социалистических началах.

Становление партии социалистов-революционеров (ПСР) так же, как и РСДРП, было длительным и сложным процессом. Ее образование происходило на основе слияния ряда российских региональных и эмигрантских народнических организаций, сформировавшихся еще в 90-е гг. прошлого века. Эти партии, союзы, лиги были носителями разных тенденций в народничестве. Одни из них оставались верны народовольческим традициям террора. Другие - возлагали надежды на создание массовой партии "революционного социализма" и смотрели на террор, как лишь на дополнительное средство борьбы с самодержавием, а некоторые даже были готовы от него отказаться. Но вне зависимости от тактических взглядов их всех объединяло стремление к обновлению народнической идеологии в условиях новой исторической ситуации, когда капотношения утвердились в России.

Газета "Революционная Россия" и журнал "Вестник революции" играли для ПСР такую же роль, как издание "Искры" для РСДРП. Весьма показательно, что эти издания вышли в свет почти одновременно. И вместе, в конце 1905 года, прекратили свое существование. Именно в "Революционной России" в 1904 году был опубликован проект программы ПСР. Автором проекта был В.М.Чернов, выдвинувшийся в конце ХIХ века в качестве наиболее крупного теоретика неонародничества.

На рубеже веков эсеры не могли отрицать, как это делали их народнические предшественники, самого факта победы капитализма в России. Но распространение капитализма в стране объяснялось ими во многом его искусственным насаждением правительством. В начале ХХ века у эсеров еще теплилась надежда на устойчивость мелкого крестьянского хозяйства, которое, как они полагали, не втянется в капиталистические отношения и сможет стать основой для перехода к социализму. Не желая признавать усилившийся процесс имущественного расслоения крестьянства, эсеры объясняли это больше влиянием царской политики, нежели результатами естественной капитализации деревни. Большинство крестьян, ведущих самостоятельно свое хозяйство и не применяющих наемный труд, они зачисляли в категорию так называемого "трудового крестьянства". Поскольку источником дохода этой категории являлся их собственных труд, а не эксплуатация наемной силы, эсеры не причисляли их к мелкобуржуазным слоям. По мнению эсеров, между трудовым крестьянством и рабочими не существовало какой-либо разницы, поскольку источником их существования был собственный труд.

Надвигающуюся революцию в России эсеры считали не буржуазной и не социалистической, а трудовой, поскольку она совершается трудящимися массами и направлена на осуществление коренных социальных преобразований. Ее главной задачей было "обобществление труда, собственности и хозяйства; уничтожение вместе с частной собственностью самого деления общества на классы". В программе эсеров формулировались задачи как социалистического, так и демократического этапов революции. К первым относилось главное требование - экспроприация капиталистической собственности и организация производства и всей общественной жизни страны на социалистических началах. А это предполагает "полную победу рабочего класса, организованного в социально-революционную партию, и в случае надобности установление его временной революционной диктатуры". Следует отметить широкую программу демократических преобразований, выдвигаемых эсерами. Ее основные положения были весьма близки к требованиям РСДРП. К ним относились свобода совести, слова, печати, собраний и союзов, свобода передвижения, неприкосновенность личности и жилища. На основе всеобщего и равного избирательного права для всех граждан предполагалось образование выборных органов демократической республики с автономией областей и общин, широкое применение федеративных отношений между национальностями, введение родного языка во всех местных, общественных и государственных учреждениях.

В целях охраны духовных и физических сил рабочего класса и создания благоприятных условий для его борьбы за социализм ПСР, как и РСДРП, выдвигала требования 8-часового рабочего дня, введение государственного страхования, а также установления минимальной заработной платы.

В соответствии со своими взглядами на задачи революции в деревне, эсеры выступали за социализацию земли, т.е. изъятие ее из частной собственности и из сферы купли и продажи, и передачу в общенародное достояние, прежде всего в руки сельских общин, а также местных органов самоуправления. Устанавливалось уравнительно-трудовое право пользования земли. Никто не мог требовать земли больше, чем был в состоянии обработать ее сам или трудом членов своей семьи.

В организационном отношении эсеры учитывали опыт партии II Интернационала, куда они входили наряду с РСДРП. Членом партии социалистов-революционеров считался всякий, кто признавал ее программу, подчинялся ее постановлениям и участвовал в работе одной из ее парторганизаций. В отличие от территориально-производственного принципа построения РСДРП эсеры провозглашали только территориальный. Они имели два руководящих органа - ЦК и Совет партии. ЦК осуществлял идейную и практическую деятельность партии. В Совет партии входили 5 членов ЦК и представители всех областных организаций, а также Московской и Петербургской организаций. Совет партии созывался Центральным комитетом, его решения были обязательными для партии, их мог отменить только съезд. На особом положении в партии находилась Боевая организация эсеров, созданная в конце 1901 года. Она была строго законспирирована. Члены Боевой организации не принимали участия в региональных комитетах партии, равно как и последние не участвовали в деятельности Боевой группы. Ее отношения с ЦК партии строились через особо уполномоченного и отличались большой самостоятельностью. С 1903 года Боевую организацию возглавил Евно Азеф, являвшийся осведомителем царской охранки.

Накануне первой российской революции эсеры не имели еще утвержденной общепартийной программы, не было и выдержанной тактической линии, шел непростой поиск организационных форм партийной организации. Но острых расколов внутри партии не было.

В РСДРП же после Второго съезда разгорелась острая внутрипартийная борьба. У за в сентябре 1903 года меньшевики создали свой организационный центр. На стороне меньшевиков оказалась и "Заграничная лига русской революционной социал-демократии" (1901-1905), а затем и газета "Искра" (с № 53).

Большевики в свою очередь поставили вопрос о создании новых партийных центров. Осенью 1904 года был создан большевистский организационный центр в России - Бюро комитетов большинства (БКБ). А с декабря 1904 года начал выходить печатный орган большевиков - газета "Вперед". Разногласия между большевистской и меньшевистской фракциями усиливались. Фракции имели свои печатные органы, руководящие центры, разъездную агентуру. В центре разногласий находились первоначально организационные вопросы. Им была посвящена и брошюра Ленина "Шаг вперед, два шага назад". В ней меньшевики квалифицировались как наименее устойчивые теоретически, наименее выдержанные принципиально элементы партии. "Меньшинство образовалось именно из правого крыла партии", - заявлял Ленин. Большинство же, по его мнению, составляло революционное направление РСДРП. Со своей стороны меньшевики усматривали в большевистских организационных принципах сектантство, опасность крайнего централизма и подчинение партии "духовному ордену" в лице группы профессиональных революционеров. К организационным разногласиям между большевиками и меньшевиками постепенно добавлялись и различия по вопросам теории и политики революционного движения. Хотя накануне революции обе фракции и признавали неизбежность социалистической революции и диктатуры пролетариата, тем не менее они по-разному интерпретировали тип и перспективы грядущей буржуазной революции, возможность ее развития, цели и задачи пролетариата, его линию по отношению к другим классам общества.


3. Большевизм и реформизм – две разновидности международной социал-демократии в начале XX века.


К 1905 году большевики и меньшевики уже оформились в самостоятельные фракции, которые имели свои руководящие центры, органы печати, местные организации. К марту 1905 года в России действовали 32 большевистских комитета и 35 групп, у меньшевиков было 23 комитета и 27 групп, 10 комитетов и 43 группы занимали "нейтральные" позиции. По ориентировочным данным, численность РСДРП к лету 1905 года составляла 26,5 тыс. человек (14 тыс. большевиков и 12,5 тыс. меньшевиков). Наиболее крупные большевистские организации находились в Петербурге, Москве, Саратове, Казани. Меньшевики также пользовались значительным влиянием в Петербурге, Москве, Екатеринославле, Одессе, Киеве.

Начавшаяся революция требовала единства в социал-демократии. Однако противостояние между большевиками и меньшевиками мешало этому. Так, меньшевики отказались от участия в III съезде РСДРП, проходившем в Лондоне 12-27 апреля 1905 года, созвав одновременно свою конференцию в Женеве. И на съезде, и на конференции обсуждались примерно те же вопросы.

Суть спора двух направлений в российской социал-демократии сводилась к вопросу о том, кто на демократическом этапе революции - пролетариат или либералы - сыграют роль гегемона. Отвечая на этот кардинальный вопрос, большевики не сомневались в том, что функцию гегемона уже на демократическом этапе революции должен и сможет выполнить пролетариат. В свою очередь меньшевики, подчеркивая авангардную роль рабочего класса на демократическом этапе революции, считали тем не менее большевистскую постановку данного вопроса отходом от марксистской ортодоксии и отводили роль гегемона либеральной буржуазии. По существу от того или иного взгляда на проблему гегемонии зависели и ответы на другие вопросы, поставленные на повестку дня революцией.

Большевистская линия в революции базировалась на ленинской идее трех политических лагерей, действовавших уже на демократическом этапе. Победу революции большевики связывали не с завоеванием власти либеральной буржуазией, а с установлением революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Ее политическим органом должно стать временное революционное правительство, в котором предполагалось участие как социал-демократов, так и представителей неонароднических партий и других революционных организаций. Задачу этого правительства большевики видели в осуществлении программы-минимум, в создании благоприятных условий для перерастания демократической революции в социалистическую.

Меньшевики же (во многом по аналогии с западноевропейскими революциями) представляли расстановку классовых сил в России иначе. По их мнению, на арене освободительной борьбы действуют два (правительственный и демократический), а не три (революционно-демократический, либеральный и правительственный) лагеря. Исходя из этой теоретической посылки, меньшевики считали вполне реальным взаимодействие пролетариата с либералами в их совместной борьбе с самодержавием. При этом роль рабочего класса сводилась не только к тому, чтобы не допустить преждевременной сделки либералов с царизмом, но и к тому, чтобы максимально "раздвинуть" рамки революции, создать более благоприятные условия для борьбы пролетариата за социалистическую перспективу.

Наиболее оптимальным исходом революции меньшевики считали установление демократической республики. Расценивая большевистскую идею революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства как утопическую, меньшевики заявляли, что в России не данном этапе нет объективных предпосылок для завоевания пролетариатом политической власти. Поэтому пролетариат (хочет он этого субъективно или нет) должен занять более реалистическую позицию, соответствующую данной исторической эпохе.

Принципиально важным был вопрос о возможности перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Причем эту проблему Ленин ставил и рассматривал в контексте мировой пролетарской революции. Он писал в одной из своих работ:"Победив в предстоящей демократической революции, мы сделаем этим гигантский шаг вперед к своей социалистической цели, мы сбросим со всей Европы тяжелое ярмо реакционной военной державы и поможем быстрее, решительнее и смелее пойти к социализму нашим братьям, сознательным рабочим всего мира, которые так истомились в буржуазной реакции и духовно оживают теперь при виде революции в России".

Значение победы буржуазно-демократической революции в России далеко выходило за национальные рамки. По мысли Ленина, победа российской демократической революции дала бы мощный импульс социалистическому движению европейского пролетариата. Вместе с тем, Ленин предусматривал, что начало демократической революции в России и социалистическая революция на Западе могут не совпасть по времени.

Рассматривая русскую революцию в контексте мировой социалистической революции, Ленин тем не менее неоднократно подчеркивал, что сам процесс перехода к социалистической революции в России будет зависеть в первую очередь от результатов внутреннего развития страны, от состояния классовых и политических сил. Гегемония пролетариата и его союз со всем крестьянством и должны были стать той отправной точкой, позволявшей в сравнительно короткие сроки осуществить перегруппировку политических сил, создав тем самым условия для перерастания одного типа диктатуры (революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства) в другой тип - диктатуру пролетариата.

Рассмотрению дальнейших перспектив развития демократической революции в России большое внимание уделял Троцкий. Как политический деятель, Троцкий был ярым приверженцем теории "перманентной", т.е. непрерывной революции. В основе этой теории была идея об особенностях исторического развития России. Самодержавие, считал Троцкий, вследствие отставания России от Западной Европы, взяло на себя функции содействия развитию капитализма, форсируя и насаждая его сверху для своих военно-политических целей. Из этого следовало, что социально-экономические условия для развития буржуазии в стране были ничтожны. Троцкий не видел в России революционной буржуазной демократии, способной вести решительную борьбу за ликвидацию монархического режима и многочисленных остатков крепостничества. "Наша крупная индустрия, - говорил он, - не выросла естественно из ремесла. Экономическая история наших городов совершенно не знает периода цехов. Капиталистическая промышленность возникла у нас под прямым и непосредственным давлением европейского капитала. Она завладевала в сущности девственной примитивной почвой, не встречая сопротивления ремесленной культуры. Чужеземный капитал притекал к нам по каналу государственных займов и по трубам частной инициативы. Он собирал вокруг себя армию промышленного пролетариата, не давая возникнуть и развиться ремеслу". Таким образом, пролетариату отводилась роль главной революционной силы. По представлениям Троцкого, в случае победы демократической революции пролетариат не только должен быть представлен во Временном революционном правительстве, но и призван играть в нем главную роль. Троцкий считал, что в результате победы революции в России установится диктатура пролетариата, образуется рабочее правительство. Став у власти, пролетариат не только не захочет, но и не сможет ограничиться одними лишь демократическими задачами. Логика классовой борьбы подтолкнет его к социалистическим преобразованиям. Однако внутренних сил, которые поддержат пролетариат в этой борьбе, по мнению Троцкого, недостаточно. Он связывал российскую революцию с европейской социалистической революцией. "Пролетариат России, - писал Троцкий, - сможет довести революцию до конца только в том случае, если русская революция перейдет в революцию европейского пролетариата. Тогда буржуазно-демократическая программа революции будет преодолена вместе с ее национальными рамками, и временное политическое господство русского рабочего класса развернется в длительную социалистическую диктатуру. Если же Европа останется неподвижной, буржуазная контрреволюция не потерпит правительства трудящихся масс в России и отбросит страну далеко назад от демократической республики рабочих и крестьян". Для Троцкого, таким образом, единственной гарантией победы революции в России являлась социалистическая революция в Европе.

Каково же было отношение меньшевиков к проблеме перерастания в период революции 1905-1907 гг. Для меньшевиков бесспорным являлось положение, что степень развития производительных сил России, политическое и культурное развитие пролетариата были еще недостаточны для постановки вопроса о переходе страны к социалистической революции. В отличие от большевиков, меньшевики несколько скептически относились к роли субъективного фактора в историческом процессе, стремились жестко увязать экономику и политику. И тем не менее даже они в начале 1905 года категорически не отвергали возможности перерастания демократической революции в социалистическую. Однако этот процесс мыслился ими в более широких хронологических рамках, в тесной взаимосвязи российской и западноевропейской пролетарской революции. Прогноз такого варианта был сформулирован в резолюции Женевской конференции меньшевиков "О завоевании власти и участии во Временном правительстве". В этом документе подчеркивалось, что только в одном случае социал-демократия может стремиться к завоеванию власти. А именно "если бы революция перекинулась в передовые страны Западной Европы, в которых достигли уже известной зрелости условия для осуществления социализма. В этом случае ограниченные исторические пределы русской революции могут значительно раздвинуться, и явится возможность выступить на путь социалистических преобразований". Однако этот тезис не получил в дальнейшем развития. Возобладало ортодоксальное социал-демократическое представление, по которому после победы демократической революции в России на сравнительно длительный период должно быть установлено господство буржуазных порядков.

Революционная борьба остро поставила вопрос об объединении двух частей партии. На раскол особенно болезненно реагировали рядовые рабочие-партийцы. Не всегда разбирающиеся в тонкостях фракционных разногласии, они ощущали всю пагубность раскола, их вред единству революционных действий. Революция способствовала сближению позиция меньшевиков и большевиков по многим вопросам. Период октября - декабря 1905 года, отмечал Ленин, продемонстрировал "большую, а не меньшую, по сравнению с прежним, сплоченность и идейную цельность социал-демократии. Тактика эпохи "вихря" не отдалила, а сблизила оба крыла социал-демократии. Вместо былых разногласий получилось единство взглядов по вопросу о вооруженном восстании". Сближение позиций большевиков и меньшевиков наблюдалось и в других вопросах. Это был в значительной степени новый аспект сосуществования двух фракций Российской социал-демократии. Вместе с тем такая ситуация содержала в себе и известную сложность, что особенно проявилось накануне и после IV (Объединительного) съезда партии.

На съезде, находясь в численном большинстве, победу одержала меньшевистская фракция. Большевики и после съезда продолжали критику ошибочных с их точки зрения решений этого форума российской социал-демократии. По мысли Ленина, идейная борьба в объединенной РСДРП не должна была раскалывать партийные организации, нарушать единства действий пролетариата. Однако на практике этот принцип не работал. Центральный комитет, в котором преобладали меньшевики (7 против 3 большевиков), издал специальную инструкцию, по которой допускалась свобода критики решений съезда только в партийной прессе и на партийных собраниях. На широких же политических собраниях, считал ЦК, "члены партии не должны были проводить агитацию, идущую вразрез с постановлениями съезда". Но большевики не подчинились этому решению.

С иной оценкой начавшейся революции выступили эсеры. По их мнению, российская революция соединяла в себе не только тенденции предшествующих ей в мировой истории революций, ставивших своей целью уничтожение помещичьего землевладения и гнета (крестьянские войны и Французская революция конца XVIII века), написавших на своем знамени политические свободы (западноевропейские буржуазные революции), но и новые социальные тенденции, которые ранее в мировой истории не наблюдались. Эти тенденции связывались с особой исторической миссией крестьянства и революционной интеллигенции в России.

Революция, по мнению Чернова, наступила преждевременно, когда еще не было подготовленных для победы над самодержавием фактически наличных сил. Русско-японская война ускорила ее наступление, военные поражения вызвали растерянность правительства. Благодаря этому революционное движение "скакнуло далеко выше реального соотношения сил", взрыв возмущения создал "ложную видимость" господствующего положения в стране "левых". Революция не обладала силой, но уверовала в нее и заставила поверить в эту силу правительство.

Будучи движущей силой революции, пролетариат, по мнению эсеров, готов был разрушать, но не был, как и крестьянство, подготовлен к созидательной работе.

В октябре 1906 года из эсеровской партии выделилось самостоятельное образование "Союз социалистов-революционеров максималистов". Идеологами и теоретиками этого направления были А.Троицкий, М.Энгельгардт, С.Светлов и др. Эсеры-максималисты заявляли, что революция в России или потерпит поражение, или сразу же приведет к социалистическому перевороту. Экономические условия в их представлениях не ставят предела развитию революции. Был бы только революционный энтузиазм, а поскольку он в России в избытке, то, по